Архив по тэгу: акварель

Моя работа над иллюстрациями к книге

Сегодня я расскажу о моей августовской работе над иллюстрациями. Кто не знает, о чём пойдёт речь, вот ссылки на предшествующие посты:

Пост-анонс от автора

Пост-тизер с шестью иллюстрациями от меня

Пост с книгой от автора

1. Как мы это решили?

Выбор стиля лежал на мне. Исходила из (ВНЕЗАПНЫЙ спойлер) коммунистически-революционного аспекта книги. Там вообще достаточно политоты для любителей этого сорта извращения; к счастью, она лишь фон, на котором разворачивается история с конфликтом человеческих характеров и мнений. Так что книга всё ещё читабельна.
Но параллель 1917-2017 проведена, и красный для иллюстраций пришёл на ум сразу. Эдакий закос под стиль советских плакатов.
На первом этапе идея была такова: чёрно-белые иллюстрации с единственным ярко-красным акцентом. Мы выписывали эти акценты для каждой главы на листочек: красная помада, флаг, телевизор, рыжие волосы, яркий ценник…

Оппозиция красный/чёрный

2. Как разместить иллюстрации в книге?

Мне хотелось чего-то цельного, охватывающего всю книгу — в то же время, несложного в исполнении.

Отмели идею с несколькими полноценками на важные события текста. Выработали формат: иллюстрация помещается под заголовком главы и немного интригует, композиция вписана в овал.

Тридцать глав, тридцать картинок.

Минусы подхода: местами приходилось натянуто придумывать, что бы такого нарисовать в заглавии. Это всё из-за того, что начинающие графоманы любят изредка растянуть размышление на целую главу…

В процессе мне понравилось прорисовывать толпы. У меня есть пасхалка: несколько персонажей “массовки” кочуют из одной главы в другую.

3. Откуда взялся зелёный?

В какой-то момент я поняла, что мне сложно работать с красными акцентами, потому что:
а) я предпочитаю помещать в работы много деталей и «пасхалок»,
б) не во всех наших идеях для иллюстраций можно было выделить такой акцент,
в) мне недоставало графичности, чтобы хорошо проработать отсылку к плакатному стилю.

Идея «красный акцент, чёрно-белая основа» подразумевала простое, схематичное, почти силуэтное изображение. Частично это решение проявилось в иллюстрации для первой главы.

Иллюстрация к первой главе

Но впоследствии я отошла от этого.
Плюс, даже в первую иллюстрацию просился зелёный: Красная площадь не могла выглядеть достаточно красной без него.
Внедрение зелёного давало мне больше возможностей для работы с контрастами и деталями.

Однако зелёный пригодился не везде: порой и мягкая работа с двумя цветами позволяла достичь максимального результата

4. Как шла работа над персонажами?

В этой штуке очень много персонажей. Очень. Автор говорил мне, что он выбрал четыре мужских характера и четыре женских. Озвученная им в приватной беседе классификация этих характеров, конечно, весьма спорна… Но так уж вышло, и у нас восемь героев-обывателей, один пришелец из прошлого, кучка учёных, семьи героев, а также бессчётное число эпизодических.
Восьмёрку, выведенную на передний план, я прорабатывала отдельно, пытаясь выдать концепт внешности каждого. Но потом от этой затеи мало что осталось. Хотя автор по-прежнему считает, что некоторые из нарисованных мной получились узнаваемыми от главы к главе.

Один из персонажей — вымышленный швейцарский учёный Исаак Фогельштейн

Концепт персонажа, идеального, как он есть — идеальный как он есть

Концепты персонажей. Оба не одобрены.

Концепты персонажей. Одобрены оба.

5. Как шла работа над каждой картинкой? 

Шаги к готовой иллюстрации

Я работала поэтапно.

1) Получение текстового указания от автора;

2) выработка идеи;

3) авторский набросок (очень корявый!);

4) моя композиция;

5) одобрение наброска и перенос его на рабочий лист…

Из неодобренных эскизов

Дальше шло заполнение цветом:

6.1) красные и бледные пятна, красные акценты там, где были;

6.2) зелёный (опционально);

7) чёрный и светотень;

8) коричневый (смесь красного с чёрным/зелёным) там, где он нужен;

9) работа с контуром.

Одна из ключевых иллюстраций книги в работе. Зелёный и красный, а также акценты, уже нанесены; остался коричневый и контурная работа

Но это не столь интересно, как маленькие трудности и заметки, которые у меня появились в процессе, например:

  • Порой места красному в иллюстрации почти не оставалось (пример: 12, 19 главы). Так что зелёный ощутимо скрасил жизнь.
  • Имя изображения в папке складывалось из номера главы, даты, времени завершения работы, порядкового номера картинки за день (днём считала время от пробуждения и до засыпания). Например, «09-1908171718-I». Очень информативная для меня нумерация! Могу теперь собирать статистику. В среднем, это по три картинки в день (бывает по одной или по пять). Порой засиживалась до шести утра, потому что сроки поджимали.
  • Продуктивнее всего работается рано утром или вечероночью. Но больше всего картинок нарисовано между пятью и шестью часами вечера.
  • С первой линии наброска до последнего штриха кисти проходит три-четыре часа чистой работы.
  • Сканировать акварель так, чтобы цвета не съедались, оказалось совсем несложно. Постобработка одного изображения занимала около десяти минут. Сложнее всего — стереть карандашные линии наброска, когда иллюстрация уже готова.
  • Самая расходуемая краска — чёрная. Но на тридцать иллюстраций А5 даже её расход не так велик.
  • Удобнее всего охватывать одним этапом (из вышеописанных) сразу два или три изображения; тогда работа идёт проще и быстрее. Да и стопка результатов пополняется радостнее в конце дня.

Готовая иллюстрация с интересным решением: две композиции в одной, разделённые лозунгом и сжимающие пространство многих незначимых этажей

6. Какие материалы использованы?

Краски «Белые ночи»: Сажа газовая, Киноварь (имитация), Зелёная.

Кисти синтетика и колонок, 2 и 3.

Самая простая акварельная бумага (все знают эту рыжеватую папку с зеленоглазой женщиной).

Прошлое рядом на иллюстрации

7. Вырос ли скилл? Много ли косяков в иллюстрациях?

От начала к концу не видится ни скачка, ни медленного прогресса от первой картинки к последней. Но после всего проекта я могу точно сказать: да, навык возрос. Мне легче обращаться с идеями, с цветом, с контрастом, строить композицию в указанных рамках.

Передача отношений теней и света — то, что у меня стало получаться лучше благодаря работе над этим проектом

Ошибок много. Почти в каждой картинке можно найти такую вот нечаянную «пасхалку». Выискивать косяки полезно! Попробуйте на досуге или в перерывах между чтением.

 

Над этим проектом было очень радостно и интересно работать. Кстати, это первый заказчик, которого надо было учить докапываться!
Впрочем, он быстро наверстал…

 

Напоминаю, что прочитать книгу Николая Коровина «Второе пришествие» (и заодно заценить полный набор моих иллюстраций к ней) можно вот тут:

проза.ру (с первой главы, публикация продолжается); (профиль автора, ищите сборник “Второе пришествие”)

пдф-файл

пост Вконтакте от автора книги

Рыбалка на Волге в Тверской области

Ничего не поймали. Зато смотрите, как красиво. И даже рисуночки есть.

котелок с макаронами на костре

голубые цветы

дерево в солнечных лучах, пролетающая птица в кадре

то же дерево на закате

рисунок акварелью: пейзаж, река, камни, вода, дерево

костёр на фоне реки


костёр на закате

рисунок акварелью: закат на реке, заросли камыша

луна над лесом, травы в небо

33/35, Пятницкая улица

Этот дом-усадьба на Пятницкой улице приглянулся мне на фото ещё с утра, но шёл дождь. Выбралась к нему только к вечеру. Достала краски, раскладной стульчик (извлечён сегодня из-под груд балконного хлама), зачем-то набросала карандашом (никогда этого не делаю) — да к тому же почему-то синим.

Дождь пошёл, причём довольно сильный. Но кто знает, сколько он продлится? Решила: всё равно закончу. Перестало капать скоро, но успела продрогнуть, а ещё верхний этаж на рисунке был безнадёжно размыт.

Нижняя часть была постоянно перекрыта припаркованными на моей стороне тротуара машинами. Но клиенты банка быстро уезжали, машины сменялись новыми, а в промежутках я дорисовывала кусками несчастный фасад.

И всё-таки закончила.

Думаю, ещё вернусь на эту улицу: объектов там много.

фото с эскалатора

Пятницкая улица, 33/35

Фиолетовый дом-усадьба на Пятницкой улице

Рисование в парке Кузьминки

Сегодня мы отправились в Кузьминки за вдохновением для рисования и видами заброшенных зданий.

Но для начала мы встретили упоротого филина в вольере.

вольер, филин

 

Любителям мемов презентуется; текст — дело вариаций вашей фантазии и эмоций:

упоротый филин

 

Заброшенные здания же, к нашему огорчению, располагаются за здоровенными заборами. Если залезть на наклонное дерево, то за забором видно кепки чоповцев, совершающих обход территории. Но и сами заборы уже примечательны. “Декорированные” колючей проволокой;

забор, колючая проволока, Кузьминки

 

обнесённые старым заграждением из неё же, функциональным разве что в контексте вывешивания на просушку чайных пакетиков;

чайный пакетик на колючей проволоке

 

запятнанные граффити разных сортов и тем: таких…

граффити: ударение на предпоследний слог

 

…таких…

фото на фоне надписи Offspring

 

 

…и даже таких;

искусство краски и слога

 

неуклонно преследуемые нами по самым высоким уклонам, по тропинкам, где не различить чужих следов;

моя компаньон

 

заборы эти остались одним из самых ярких воспоминаний дня. Конечно, надо знать места, но все те лазы, что мы видели, были тщательно заколочены, закрыты, затянуты проволокой.

граффити, забор, колючая проволока, заброшка

 

Мы утомились, но не настолько, чтобы отказаться от главной цели. Пускай это не заброшки, но натурное рисование никто не отменял. Во время рисования доносился аромат шашлыка и звуки хитов с радио.

рисунок в парке Кузьминки

 

Бутылочку рядом мы получили бесплатно: изготовитель воды проводил акцию. Невкусная, но дарёной бутылке в горлышко не заглядывают…
Я рисовала это, сидя на живописном мостике, откуда меня с обращением “коллега” согнал на пару минут некий фотограф-свадебщик с фотографируемой парой.

рисунок, ноги, шнурки

 

А вот и сам мостик.

живописный мостик в парке Кузьминки

 

Свадеб, к слову, было много. Обстановка располагает: в восточной части парка имеется странной формы “Скамья любви и верности”, рядом с которой фонтан и два чугунных деревца, набитых надписанными замками. Местная лавина из белых платьев столь огромна, что, думается, эти замки демонтируются каждый сезон.

(это фото предоставлено pozdniak_maniac, моим компаньоном)

Скамья любви и верности

 

В итоге мы обменялись рисунками.

рисунок с натуры, симпатичная брюнетка

И отправились подкреплять силы в ближайшей макдачной.

 

Деревья в солнечном свете

Окрестности главного корпуса МГУП. Новая бумага (плотная, отчего-то пастельная) — желтит. Сидя на самом удобном дереве, которое только может представиться, рисовала. Нашлось место для того, чтобы повесить куртку, рюкзак; воткнуть бутылку воды, краски и баночку. Всем советую.

 

Мега-удобство

 

Бювет — от французского buvette; этимологически родственное с “буфет”; специальное сооружение для питья над какой-нибудь минеральной скважиной

 

Сосредоточенный селфач. Где-то глубоко там прячется радость от работающей (наконец-то!) камеры телефона

Шкатулка

Приходя в гости, игнорируйте своего товарища. Ваше внимание должно всецело принадлежать какой-нибудь посудине с Полхов-Майданской росписью.
Не давайте включить свет: помните, это непоправимо изменит конфигурацию бликов и теней.
Нарисуйте криво, не закончите — и всё равно гордитесь проделанной работой.

Зарисовки скучающего. Волга

29 июля. Волга. Жара. Пот рекой — так, что можно рисовать не на воде, а на нём. Купаться в рыжей, богатой химотходами воде — нельзя. Остаётся только одно. Рисовать свои кроссовки.
И непонятную корневую корягу у берега.

 

Зарисовки скучающего. Рыбалка

28 июля. Деревня Тойкино (на табличке чьей-то заботливой рукой стёрты буквы “й” и “н”).
Полтора часа на жаре. Не клевало.

Зарисовки скучающего. Пейзажизм межушного нервного узла

Все помнят дом из поста про чёрно-белое? Так вот, та шняга — это не труба. Ну, точнее, труба, но не его родная. Она позади него торчит. А вот за трубо-ой — вот там уже детская площадка, продолжение забора и гремящие ночные товарняки.

Ракурс я выискивала долго. В закатный час целенаправленно припёрлась на это место, села рисовать.

Люди сновали мимо, насколько они вообще могут создать человекопоток в посёлке городского типа за восемьсот километров от Москвы, десять километров от ближайшего города, километр от ржаного поля и пять километров от ближайшего леса.
Отчаянно не получалось. Поэтому, когда мимо проскользнул, усмехаясь, мужчина — и заявил: “Может, помочь зарисовочку-то сделать?” — я начала мучительно думать о том, что он художник, что он наверняка увидел все мои косяки, что он готов помочь их исправить… И думала, какое он, собственно, право имеет предлагать свою помощь тому, кто о ней не просит. Может, ты и умеешь лучше, но зачем пытаться принизить и обесценить старания другого, совершенно чужого человека? Неужели “зарисовочка” важнее моей неудачной, но полезной попытки?
Так я думала минут с десять, потом до меня внезапно дошло, что он вряд ли имел всё это в виду; был лыс, потен, устал и игрив. Хотя, может, и художник.

Но облегчение длилось недолго. Позади слышалось шуршание, так что казалось, что у меня глюки. Навязчивая идея о том, что кто-то стоит сзади и смотрит…
Но так и оказалось.
Этот был художником. Самоучкой. Выгуливал собаку. Предъявил мне за косяки. Я непонятно почему стала внушать ему, как сильно ненавижу акварель. По-моему, он немного обиделся, уходя. И пока он разговаривал (вполне дружелюбно) я запорола забор. Он не сходился. Труба уползла, а крыша — то, что не понравилось моему недолгому вежливому собеседнику — нарушала перспективу.

Весь вечер я сильно злилась, что этот ракурс, эта здоровская находка — и ни к чему не сгодилась.

А потом на следующее утро пришла туда снова и за два часа нарисовала нормально — потому что могу.

Зарисовки скучающего. Чёрно-белый.

Когда вы решаете, что в вашей жизни всё текущее сливается в одну сплошную серую полосу — то стоит попытаться поработать с контрастами.

 

Местная чашечка с отломанной ручкой. Расписана под гжель.

 

Ещё кусок вида из окна.

 

Телефон на столе. Кривота-то какая, кривота. Кто-то принципиально не выполняет построение.

 

И снова кусок. Интересные куски, говорю же. Вот за этим домом ночами гремят товарняки.