Архив по тэгу: а у меня вечер

Вечера передавали привет.

Продолжаем марафон раскопок старых фоток. По тегу остальное.
Рекомендуется рассматривать, ощущая вкус каждого отдельного вечера.

 

Химкинский вечерок.

 

Линии. Чернота.

 

Свинцовое небо.

 

Окна горят.

 

Много воды.

 

Чей-то подъезд.

 

Чей-то чужой вечер.

Я жарю дома на газу сосиску

Я жарю дома на газу сосиску.
Под окнами лабают на гитаре.
Мой день с утра совсем не шёл по списку,
Но это меня, в общем-то, не парит.
Замолкли улицы и мессенджер вконтакте,
Я выключила музыку, и мысли
Вернулись, в голове у мыслей пати:
Они ещё не весь мой разум сгрызли.
Тусуйтесь, мысли! Мне до фонаря вы!
(Но мысль об этом всё же мысль тоже).
На нож сосиска наткнута коряво,
Её огонь, как меня – мысли, гложет.
Гитарный звон вторгается тараном
В ворота, что так крепко запер разум.
Меня уносит… Поздно или рано –
Лицом к лицу с ночным четвёртым часом?
Сосиска, чай – остыли, охладели.
Не знаю – может, холод и за мною
Придёт, утешит, отберёт идеи,
Пока я ною, ною, ною, ною?
Ною, но я, ноябрь, прощай, приятель –
Запью твою погибель горьким чаем.
Ты, как и я, пожалуй, был некстати –
И потому я всё тебе прощаю.

Закат 8 февраля

Солнце подмигнуло человеку на велосипеде из-за деревьев и домов.

sun

Распласталось золотом по перилам.

railing

Спряталось за колоннами.

columnade

Упало за дома…

corner

Куда летят самолёты? Куда летит человек-самолётик? Кому отдать банку газировки?

where the planes flyyy

И ветви, и провода – сплетённая хаотичная упорядоченность. Где-то далеко по этим рельсам гонится за стрелками очередная электричка.

railway

Чистое небо. Огромный запутанный город.

shapes

Он знает, что такое закат.

bicycle

Вы боитесь ночи? Я – нет, хотя бы в те дни, когда успеваю поймать в синий рюкзак закатные лучи.

Рюкзак согревает спину. В руках – стаканчик тёплого счастья. О чём-то шепчет темнота. Под переходом порой грохочут по рельсам проезжающие электрички. Люди жмутся к фонарям.

Спокойной ночи, закат.

don't you fear the night

 

Мой маленький литературный критик

Мы с Энькой по ночам наедаемся. Я опустошаю тарелку бутербродов, он – свою миску. А потом выходим гулять.

Я называю это «ловить маньяков». Мы их считаем, этих случайных прохожих в ночи, которые идут, вслушиваясь в самих себя.

Мы-то не такие. Мы – ведём беседы.

В основном, литературные. Иногда – философские. Я ему говорю: «Энька, вот я эрудированная. А ты ни одной книжки не читал – и умный. А я – нет. Есть разница, видишь теперь?» Он водит ухом – понимает – и идёт под куст.

Ещё говорим про рассветы, конечно. О чём ещё говорить по ночам? «Рассвет – он не имеет никакой литературной ценности, пока его кто-то не увидит, – говорю я серьёзно, ругая себя за очередное графоманское описание. – Все персонажи, которые смотрят на рассвет, должны видеть в нём себя. Иначе – никак. Рассвет – не пустой звук. Все знают о его красках, и их не нужно вспоминать и описывать. У каждого читателя рассвет свой, и он – не цветное пятно. Нужно подарить героям настоящий рассвет, который что-то меняет или освещает своими лучами. Понимаешь меня, Энька?»

Он понимает.

Вот так и живём, и пописываем периодически – я в стол, а он – под куст.

Мой маленький литературный критик подрастает.

Вечерние деревья

????????????????????????????????????

????????????????????????????????????

Скажи

Скажи, пожалуйста, что ты видишь

В тот час, как смотришь на фонари,

Когда их свет золотисто-рыжий

Пролит на то, что лежит внутри?

Скажи, пожалуйста – улиц тёмных

Тебя зовёт задумчивый сон?

А есть ли лица в зажжённых окнах?

А может, нет никаких окон?

А может, вечер не лжёт, пожалуй?

И ночью голос не твой молчит?

Когда в живое вонзится жало,

То яд убьёт или исцелит?

И знаю, знаю – задав вопросы,

Обязан помнить, искать ответ.

Но не скрывают ли смех и слёзы

Порой один и тот же предмет?

И если вечер однажды утру,

Решив, сумеет руку пожать,

То смоет с лиц сомнения пудру

Или разрушит тебя?.. как знать?

Фонарь, листва, темнота

Вдохновение (Весело пахнет арбузом…)

Весело пахнет арбузом.

Вечер расцвел и растаял.

Очень обычное чудо

С ярко-арбузным закатом.

Пахнет ромашковым чаем,

В кухне – чуть-чуть барбарисным.

С велосипеда слезая,

Я не забуду ни мысли.

Свет фонарей розоватый,

Небо – свинец серебристый.

Лучшего чувства не надо!

Счастье – вечерняя птица.

Свет фонарей и оконный,

Ветер вздохнул где-то в листьях.

Я попрощаюсь с блокнотом

Лишь на последней странице.

Ветер. Ночные дороги.

Мне не остаться без света!

Радость и память о Боге,

Пахнут теплом силуэты.

Серо-ночные ступени.

Доброе слово, беседа.

Я ни минуты, ни тени

Здесь не забуду, ни следа.

Все запишу! Все запомню,

Запахи, вкусы и ветер.

Я оживаю свободной

В ярко-малиновом цвете!

Весело пахнет арбузом.

Кружка бездонная с чаем.

Самое лучшее чувство!

Лучший мой вечер, ручаюсь!

Магнитофон Витёк. Глава 4.

0  1

2

34

5   6789

10   1112131415

17

А теперь небольшое лирическое отступление

18

19

20

21

Это конец лирического отступления.

22

23

24

25

26

27

28

31

 

32

33

34

35

36

37

38

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

 

50

51

52

53