Архив по тэгу: зима

Декабрьское

Я расчешу до крови свою голову
Но никогда не напишу хорошей строки
И в раны эти влить нельзя нового
А всё уйдёт в поток бесстрастной реки

Как долго можно верить в безверие?
В безверие, бессмысл и бессуть?
Ты веришь — верь, но, по крайней мере, я
Не верю, лишь бы во что-нибудь.

Ты знаешь — знай, не знаешь — так вызнаешь
Победа, промах = равны не нулю
А на меня смотри с укоризною
Я всё забуду, пролью, стерплю
Я всё просплю-проморгаю тщательно
Мой щит от мира — стесненье век
Не надо рваться глазовскрывательно
Искать мой дух, портить мой побег

Я в колее я в себе я в мраморе
Когда я с верой стою на том
Что нет ни здесь ни внизу ни за морем
Таких кто сыщет себя в пустом

Бредопомешанность многоглядности,
Раздвауверенность непутей…
Не жалуй мне ни тоски, ни радости.
Ты с ними сгинешь в моей пустоте.

Стихотворение, написанное на станции пересадки

Летят летят билетики
Прохожим прямо под ноги
Лежат лежат билетики
На снежной мостовой
А снег струится сахаром
Ногами жирно топчется
Грохочет под колёсами
Железо в темноте

Вот мой билет студенческий
А в нём билет — студенческий
И золотом по синему
Прошьёт меня печаль

Хотя бы раз не выброшу
Хоть это и не значимо
Хоть и вернусь заведомо
И не скажу “прощай”

Где в вышитой тетрадочке
Билеты и билетики
Там места нет билетику
Столь будничных времён
Моя путёвка в искренность
С единственным условием
Что хоть одно мгновение
Хоть миг но сохранён

Замотанные рельсами
Пускаем вместе по ветру
Бумагу и бесценные
Секунды-пузыри
Взовьются ввысь билетики
Взовьются ввысь прохожие
Незначимое значимо
Храня меня, умри

Летят летят мгновения
Прохожим прямо под ноги
Лежат лежат мгновения
На снежной мостовой
А снег струится сахаром
И солью размывается
Грохочут в час молчания
Минуты в голове

Поездка в Курск

Я бывала в этом вашем Курске —
Неприветлив. Замело метелями.
Что до фото Курска — лучше б пусто,
Чем с прямоугольниками белыми.

В Курске, если сдвинуть стену снега,
Есть река и всякие местечки,
Но увы, трамваям снег помеха,
Так что пеший холод обеспечен.

Мост в никуда над ж/д. Прошла его до конца. Оказалась в снежном нигде.

Курск южней Москвы (нет, незаметно);
От названий улиц веет коммунизмом;
Внешне относительно тут чисто,
В транспорте — дешёвые билеты.


А в музеях Курска… век палеолита!
Нет, они-то сами современны
(Не считая треснувшую стену),
Есть интерактивные экраны.
Выставлено всё, что здесь отрыто,
Клады, утварь, кости, бронза, камни,
Лодка (здоровенное корыто);
Все слои культурные наружу.
Изучали экспозиции часами —
Лишь бы не на улицу да в стужу.

Парочку брошюр о Курском крае
Раскритиковал мой графоман-историк,
Мол, он лучше Вики прочитает,
Хоть она и так себе источник.

Книжечки продаются в местном музее.

Поезда, мосты, разруха, выборы —
Это Курск курильщика, поди.
Климат нас, как пчёл, оттуда выкурил,
Холод начинал с ума сводить.

Что итог? Нормально тусанули.
Надевали тёплые штаны.
Я не стала жертвой шаурмы.

Но тусить приятней летом.
Или в Туле.

 

Товарищ считает, что это удачное фото. Но вообще-то, сфоткай я секундой раньше, оно было бы очень мемное. А что может быть лучше мемасика? 🙁

 

В здании вокзала.

 

 

Да, немного было солнечно.

 

Но большую часть времени погода была вот такая.

Башня возле одного из местных торговых центров.

Зимы

Ещё с момента давней той весны,
что мне открыла жизнь опять и мне дала надежду,
Я не переживаю зимы. Вовсе, ни одной.
Мне ни одной зимы не пережить, не разбивая цикла,
не выломав границы грустных рифм;
быть обречённой умирать и убивать, перерождаясь снова;
за болью забывать, что боль даёшь другим.

Зима — рубеж, которого ничто живое не переступает.
Зима есть холод, ледяные вьюги, стёкла по лицу.
Зима есть неизбежность смерти, и меня пугает
её ужасный гнёт и над моей судьбой.

О! Верю в зиму, что не для потери.
О! Верю в зиму сказок и чудес.
Но вновь зима, зима, и я уже не верю —
твой первый снег начало превратит в конец.

Зима тоже передавала привет.

Это я всё  продолжаю копаться в фотках с телефона, у которого сейчас перестала работать камера.

Химки.

 

И здесь, поверите ль, тоже Химки.

 

А здесь не Химки.

 

И вот тут.

Ночной Город

Ночами яснее видно
01.01.17 04:51

 

Кто-то начальная, кто-то — конечная.
Кто уже мёртвый, кто позже умрёт.
Мы — пограничное, вечно беспечное,
Не замереть ни на день, ни на год.

Ты не коснёшься чужого страдания,
Кроме как рану разбередишь…
Радость – девиз? Цель дороги? Призвание?
Я покажу тебе ясную тишь.

Нет ни странички, ни буквы, ни чёрточки;
Взгляда, напряга, волнения нет —
Город пронизал нас ветром из форточки,
Город зовёт. Город ждёт мой ответ.

Ты закрываешь все ставни от холода.
Я открываю пошире — впустить
Ветви и корни за ветром из Города;
Тонкую, прочную, вечную нить.

Что меня спутало? Чем я обязана?
Где отклонился — и кто — от дорог?
Я с ним надеждами, ритмами связана:
Древнего Города утренний смог.

Ты не закроешь окно — ради воздуха.
Больно, скажи? так впускать по чуть-чуть?
Ты задаёшься своими вопросами,
Мне же мои продырявили грудь.

Ветер свистит в проводах и на месте, где
Сердце обычно дрожит у людей.
Сколько в меня расставания вместится?
Сколько мне лично опасных страстей?

Ночью проспекты молчанием полнятся.
Крыши отчаянно жаждут небес.
Только нарушь мою тишь —и надломится…

Где-то в тебе. Лишь в тебе. Но не здесь.

Строгино. Шестое ноября.

Когда я была бодра и не простужена, вдохновлена странным музыкальным отчаянием и любовью к лицам и улицам, я совершила эту прогулку и делюсь ею с вами.
Сегодня – молча. Но можете включить что-нибудь из Mental Discipline.

20161106_162057

20161106_162251

20161106_162347

20161106_162521

20161106_163109

20161106_163120

20161106_163206

20161106_163519

20161106_163618

20161106_163742

20161106_164000

20161106_164030

20161106_164229

20161106_165325

20161106_165555 reverbere

 

Шарф

Тебе идёт твой шарф, обыденный прохожий.

Я синим странным сном к тебе молчу.

Мы все чуть-чуть горим под нашей зимней кожей,

И, хоть молчим, мы все поём чуть-чуть.

Переглянувшись, помним, где мы, что мы, кто мы?

А может, уж живём для глаз чужих?

Мы в наших шубах, шапках, шарфах молча тонем,

Потоком пёстрых толп в метро бежим.

Мне снова в никуда шагать из ниоткуда.

И я прошу тебя – спаси, чужак.

Предотврати простуду и добавь уюта –

Укутайся от стужи в яркий шарф.

Я устала

Я устала. И поэтому сегодня

Я не буду человеком из толпы.

Я шагаю медленно, спокойно,

Выкинув всю злость из головы.

Я устала рассуждать о том, что

Никогда не захочу понять.

И сегодня рада я, что можно

Хоть когда-то в жизни так устать.

Я устала. В зеркале – всё то же.

Я шагаю обходным путём,

Не толкая сумрачных прохожих,

Если с разной скоростью идём.

Над рекой – серебряные тучи,

Берега из белой пустоты.

Ветра нет. Давно уже изучен

Этот парк и дальние мосты.

Но всё ново. Этот мир – без спешки.

Нет пока страданий в дымке сна.

Нет людей на площади прибрежной.

Под сребристым куполом – одна.

Я устала. Я не сплю – шагаю,

Мне не нужен мир другой и сон.

Мне спокойно. Подо льдом река, и

Под снегами справа дремлет склон.

Фонари зажгутся в час вечерний,

Чтобы чью-то душу бередить,

Чтоб кого-то звал их свет неверный

Продолжать запутывать пути…

Не меня. Мне нынче дали право

Пробудиться ото сна и дум.

Тихо. Светло. Ясно… Я устала.

Я спокойно, медленно иду.

Декабрь

????????????????????????????????????