Архив по тэгу: космический механизм

Мой маленький самолет

Мой маленький самолет
Из тонкой белой бумаги,
Лети, как никто, вперед,
Лети и забудь о страхе.
Услышь этот зов высот
И не потеряй дороги,
Мой маленький самолет,
Один из таких же многих.
Пусть ветер тебя несет
К бескрайней небесной дали –
Мой маленький самолет
Непрочной бумажной стали.
Лети туда, самолет,
Где есть ответ на вопросы.
Куда мне заказан вход –
К границе просторов звездных.
Тебя буду ждать назад,
Но я не дождусь, конечно,
Оттуда, где шелестят
Созвездия через вечность.
И я полечу средь звезд
Тогда за тобой в погоню,
Мой маленький самолет –
Мой путь на моей ладони.

самолетик (2)

Баллада о фруктовой гармонии

Глава первая.

В то пасмурное утро путник шел по главной дороге деревни. Он был в капюшоне, затемнявшем и прятавшем его лицо от всех, но пронзительные, точно светящиеся голубые глаза рассматривали причудливые домики вдоль деревни и жителей на ее улицах.

Люди оборачивались и останавливались, чтобы разглядеть загадочного пришельца. Он держался совсем иначе, чем они, шел широким шагом, и, едва кидал взгляд на кого-нибудь, тот сразу же отводил глаза. Было ясно, что этот чужак что-то ищет в маленькой деревушке на окраине Китая. Он не был похож на них и, похоже, прибыл из соседней страны. Он выделялся. Особенно – пронзительно светлый голубой цвет его радужек. Чужаки редко посещали деревню, а тем более – такие чужаки.

Фу Линь был изумлен и напуган, когда чужак стал двигаться на него. Однако, мальчик напустил на себя торжественный и надменный вид и стал ждать. Путник поприветствовал его на чистом китайском, и мальчик, не подав виду, что удивился, ответил на приветствие. Чужак говорил с идеальным произношением и, более того – женским голосом!

– Что привело Вас в наши края? – совладав с собой, спросил Фу Линь.

– Я ищу мастера Чжан Чанга, – ответила незнакомка. Мальчик все еще не мог разглядеть ее лицо, даже когда она стояла близко. Капюшон прятал ее черты во мраке, но глаза резко выделялись из тьмы.

– Он живет в предпоследнем доме, – ответил мальчик.

– Благодарю.

Незнакомка слегка поклонилась и, развернувшись, пошла дальше вдоль по улице.

Мальчик проводил ее взглядом.

 

Мастер был дома. Когда незнакомка вошла, он встал. Оба поклонились друг другу. Мастер был седым. Его комната представляла собой традиционную китайскую комнату 15 века, только с одним отклонением от нормы. В центре стоял большой металлический агрегат, напоминающий помесь телескопа с тостером, кофемашиной и бетономешалкой. Незнакомка сняла капюшон. У нее были светлые волосы, заплетенные в косу. Несколько прядей выбились из прически и слегка вились.

– Я вижу, что она уже тут, мастер Чанг, – сказала незнакомка.

– Да. Ваша машина времени. Я ничего не трогал. Где вы были эту неделю?

– Вопрос не где, а когда… Впрочем, теперь почти все наладилось. Машина снова передо мной… И зря мы это затеяли. Снова прошу у вас прощения.

– Вам не за что извиняться, госпожа Ди. Думаю, главное – это исправить временной парадокс, о котором вы сказали, появившись здесь неделю назад.

– Да. Эти манипуляции со временем меня так утомили… – Незнакомка упала в ближайшее глубокое кресло. – Но вот наконец я и машина в одном временном отрезке. Потрясающе. Спасибо вам за помощь. Только есть одно «но»…

– В чем дело?

– Дело в том, что я забыла подругу в параллельной временной ветви. И теперь не знаю, что делать. Та ветвь появилась по нашей вине… Китай 21 века в ней разрушен огромным драконом. Да, мастер, не спрашивайте… В общем, я пообещала, что вернусь туда, когда у нас будет способ его победить… Проблема в том, что мне не хватает главного знания – знания о фруктовой гармонии. Все мудрецы советовали нам ее. Мы же о ней никогда не слышали. И мы уже разрушили… Да мастер, разрушили несколько временных ветвей, пытаясь победить дракона без нее. Если быть точной, то 17 временных ветвей разрушено, в общей сложности 4 раза одна из нас – я либо она – при этом умирала, но с помощью других времен мы окончательно предотвратили эти циклы. Так что теперь осталось всего-то постичь фруктовую гармонию, найти мою подругу и спасти 18 реальностей, включая эту.

Мастер задумчиво посмотрел в потолок. Наконец, он со вздохом произнес:

– Когда спасете все эти реальности, пожалуйста, вернитесь в свою и предотвратите изобретение вами машины времени. Пожалуйста.

– Да, но перед этим я вернусь во время после ее изобретения и с наслаждением надеру нашему технику уши. В конце концов, это он в самый первый раз отправил меня в империю ацтеков вместо предыдущего понедельника, и все пошло-поехало.

Глава вторая.

– Никогда не представляла ничего более фантастического… Фантастически прекрасного. Надеюсь, ты понимаешь, что я о тебе? – худенькая светловолосая девушка смотрела на него с мечтательным выражением лица.

– Да, да, конечно, – скучно ответил он.

– Эти прекрасные сияющие глаза неповторимого цвета! А эти волосы… неповторимого цвета! А этот… рог неповторимого цвета! Немного не вписываются плавники… и перепончатые крылья как у драконов… И лошадиный хвост… Но, в целом, ты очень даже прекрасен! – оптимистично завершила она.

– Прекрати. У тебя все равно не получится меня приободрить.

– Меня впечатляет, что в этой реальности ты не собака… И красавчик. – Девушка хихикнула в ладонь. – Вечно бы на тебя смотрела. Хоть мы навечно тут и застряли… Если Диана не вернется.

– Вы сами виноваты, обе. Будь я в твоей реальности тоже человеком… – он мельком глянул на кончик конского хвоста и продолжил, – я бы вас остановил. Знай я, что будет. Кхм. Было, – добавил он. – Бы.

– Это все наш техник виноват.

– Он существует только в одной-единственной реальности, – заметил бывший-будущий-параллельный анти-пес. – В той, в которой вы заставили его сделать эту чертову машину!

– Он сам хотел. Я как-то его спросила, хотел бы ли он изобрести машину времени. Он сказал, что да.

– Не представляю, как человек может быть одновременно настолько умным, чтобы изобрести машину времени, и настолько тупым, чтобы ее изобрести!

– Не сердись. Я прямо вижу, как ты начинаешь гавкать!

– Прекрати, – прошипел радужноволосый крылатый «красавчик» с рогом, как у единорога, плавниками на боках и конским хвостом. – Рад бы гавкнуть, да в этой реальности, похоже, природа не определилась со мной до конца! И все из-за этого вашего дракона!

– Зато ты можешь летать, – пожала плечами девушка.

– Саша!!!

– Ладно, молчу, молчу, – примирительно сказала девушка.

– Заткнемся и будем ждать, – произнес бывший пес.

– Честное слово, будь ты более… обычным и более человекообразным, я бы в тебя влюбилась. Чего стоят только эти волосы неповторимого цвета!

Существо, в другой реальности некогда бывшее собакой, закатило глаза.

– Ой, смотри, кто к нам бежит. Какие-то негритосики с копьями. Пойдем, поздороваемся?

Глава третья.

Машина сработала превосходно. Она наконец переместилась в другое время вместе с пользователем, точнее, пользовательницей. Мастер Чанг, ничего не знавший про фруктовую гармонию, остался в далеком прошлом. Не стоило больше возвращаться туда без точно построенного плана, иначе ветвь времени снова могла сломаться.

А здесь… Здесь дышалось хорошо и спокойно. Гавайские острова, 2010 год. Совсем близко к тому времени, в котором появился огромный дракон и начал разрушать Китай. Ди имела при себе немного иностранной валюты различных времен и целый багаж различных языков в голове. Ах да, и машину времени, смахивающую одновременно на телескоп, тостер, бетономешалку и кофемашину. Это почему-то мешало не выделяться из толпы, несмотря на все остальные меры.

В поисках фруктов Ди прибыла сюда. Тропики славятся своими фруктами, которые могут быть полезны для этой загадочной фруктовой гармонии, но страна и время должны быть более-менее цивилизованными… Ибо иначе не ты съешь фрукты, а жители съедят тебя.

Решив, что мир не сильно изменится, если она приобретет здесь в 2010 году фруктов, Ди, исследовав карту, встроенную в машину (спасибо все-таки этому технику), направилась в сторону ближайшего магазина. Английский она знала в совершенстве. Проблем не должно было возникнуть.

Их и не возникло. Ди купила кокосов, бананов, винограда, немного черешни, яблок, апельсинов, манго и других фруктов насколько позволял бюджет путешествия во времени. Прикинув еще раз в уме, не возникнут ли от этого временные парадоксы, она отправилась вместе с пакетами в сторону замаскированной в кустах машины времени, села возле нее и стала думать.

Пока она думала, сама не заметила, как начала есть. Вишня была на редкость кислой, как и первое попавшееся яблоко. Ди поморщилась. Кислятина, редкостная кислятина! Такая, что не хотелось ничего делать, а хотелось лечь на землю и забиться в конвульсиях. Но Ди передумала умирать еще и в этой реальности, и поэтому ей пришлось открыть еще парочку пакетов и заесть этот неприлично кислый вкус сладкой папайей и виноградом.

По-прежнему ничего не шло на ум насчет фруктовой гармонии. Хотелось только вдруг стать огромной, переместиться в свое время и поотрывать дракону лапы, как маленькой ящерке. Но волшебных фруктов в пакетах, к сожалению, не было.

«Чертов гигантский огнедышащий динозавр, – подумала Ди. – Чертова машина времени. Чертова кислая вишня!.. Как можно бороться фруктами с гигантским драконом? Закидать? Закормить? Дать попробовать этой мегакислятины? И где здесь гармония? А что, если вызвать у дракона шок, накормив сначала сладким, а потом супер-кислым? А это идея… А вдруг не подействует? Что ж, одной разрушенной реальностью больше, одной меньше, – спокойно подумала Ди. – Решено. Теперь отправляюсь искать Сашу, хватит прохлаждаться».

Глава четвертая.

Сашу и Эньку она нашла с пятой попытки расчетов в Африке 13 века, убегающими от агрессивно настроенных местных жителей и кидающихся в них бананами.

– Вот вам, отведайте «фруктовой гармонией» по башке! – орала Саша. – Энька, идиот, почему ты не используешь крылья?

– Я гордая породистая собака, а не голубь! – орал странно выглядящий Энька.

– Забудь свои закидоны и спаси нас!

Спасла их Ди, внезапно материализовавшись на пути у толпы воинов с копьями вместе со своей машиной времени. Темнокожие ребята издали странные пронзительные крики и разбежались в стороны, сверкая белыми пятками и побросав половину копий.

– Как я рада тебя видеть! – воскликнула Саша.

– У меня есть идея насчет дракона и гармонии, – ответила Дина. – Но ты на всякий случай возьми нам парочку копий. И никогда не пробуй вишню на Гавайях.

– Откуда там вишня? – удивилась Саша.

– Понятия не имею, – ответила Ди. – Может, поэтому ее и не стоит пробовать… Тебе. А вот дракону – стоит.

– Я частично дракон, не обижайте моих собратьев! – обиделся Энька.

– Сейчас мы это исправим, – сказала Ди, нажимая кнопку на машине времени в том месте, где она смахивала на тостер. Энька мгновенно трансформировался в совершенно обычного молодого человека лет двадцати.

– Милаха, – констатировала Саша. – Но собакой ты еще симпатичнее. Только говорить не умеешь.

Ди снова нажала ту же кнопку, и Энька окончательно превратился в собаку.

– Зато теперь я знаю, как бы он выглядел, будь он человеком, – констатировала Саша.

Энька весело гавкнул.

– Да, ты снова маленький глупенький симпатичненький песик, – начала сюсюкать девушка.

– Ну что, теперь, когда все приняли свою обычную форму, пойдем и попробуем победить дракона. А потом я уничтожу нашего техника.

– И машину времени, – добавила Саша, поднимая с земли копья.

– «И да пребудет с вами удача», – процитировала Ди и, вздохнув, задала координаты времени.

Они переместились в свое время.

Глава пятая.

Китай горел. Весь мир потихоньку горел. Земля сотрясалась под тяжелой поступью дракона и от того, как трещала по швам сломанная реальность. С Великой Китайской Стены посыпалась штукатурка. В ресторане на Эйфелевой башне тряслись чашечки на столах, а Пизанская упала прямо на штатив с фотоаппаратом никому не известного начинающего фотографа Васи. Бородатый Вася заплакал как ребенок, потому что этот фотоаппарат стоил всю его офисную зарплату.

Северная Америка откололась от Южной окончательно и уплыла в сторону Северного полюса, поэтому с носа Статуи Свободы свисала сосулька, и даже каменный факел погас.

В центре Красной Площади образовалась огромная трещина, открывшая раньше предсказанного времени вид на тайную библиотеку Ивана Грозного.

Колизей окончательно рассыпался на кирпичики и итальянцы ели пиццу и пасту и плакали. Атлантида обратно восстала из океана, а Бермудский Треугольник выплюнул обратно все поглощенные корабли и самолеты. Их экипажи, живые и здоровые, изумленно наблюдали, как все небо покрывается порталами в другие миры и реальности.

– В общем, мы вовремя, – сказала Ди. – Как раз к апокалипсису успели.

– Ага, – отозвалась Саша. – Где мой попкорн?

– Ты хотела сказать, «Где наш дракон?», верно? – нахмурилась Ди.

– Значит, попкорна не будет? Как жаль…

– Если мы не найдем дракона и не попробуем на нем мою теорию фруктовой гармонии, то нас тоже не будет, – ответила девушка. – Энька, веди нас по запаху прямо к дракону!

Пес послушно гавкнул и побежал вперед.

Очень скоро они увидели дракона.

Дракон тоже их увидел.

Поэтому когда Саша закричала «Эй, ты дракон!», в этом не было смысла.

Дракон повернул голову, наклонился и громко заревел. За ним следовал «хвост» из китайских танков и американских вертолетов, непрерывно его обстреливающих. Но рев дракона все равно оказался громче.

– Бросаю! – крикнула Ди и закинула прямо в открытую пасть дракона пакет с кислыми фруктами, заранее отделенными от сладких.

Дракон закончил реветь и закрыл пасть. Постоял задумчиво три секунды. А потом с ревом и грохотом свалился прямо на китайский танк. Сотряслась земля.

– Я в порядке! – раздался голос из танка.

– А я нет! Ты мне на ногу встал! – послышался еще один, менее счастливый, голос.

– Вот так! Никто не устоит перед мощью заряда из Гавайской вишни! – победно прокричала Ди.

Тут раздался громкий раскатистый звук.

– Что это? – спросила Саша. Энька залаял.

Через несколько секунд звук повторился снова.

– О нет! – воскликнула Ди.

– Что это?! – повторила вопрос Саша.

– У него теперь бурчит в животе… Нам не избежать огненного залпа!!!

Саша заглянула в глаза дракона.

– Он… Он… Плачет! – поразилась она. – Бедный дракоша, у него болит животик… Диана, срочно давай сюда сладкий пакет!

– Ты с ума сошла? Он же очухается и затопчет весь Китай!

– А так он его спалит, а потом затопит слезами и задавит своей депрессией! – Девушка вырвала из рук подруги пакет и закинула его дракону в пасть. Дракон задумчиво прожевал его…

А потом…

А потом…

На его морде появилась улыбка! Никто не знает, как улыбаются драконы, но это была, судя по всему, именно она.

– Вот так, большой зеленый парень, – улыбнулась Саша. – Что, раздумал плеваться огнем?

Дракон замурлыкал, а потом перевернулся на спину, издав ревуще-нежный звук.

– Готова спорить, он просит почесать ему пузико, – расхохоталась Саша. – Вот так чудеса!

– Да, – удивленно прохрипела Ди и тут же закашлялась. – Уф, у меня даже голос сорвался. Не может быть! Мы спасли мир от огромного дракона пакетиком фруктов!

– Да, и фруктов у нас больше нет…

– Но реальность все еще продолжает ломаться! Смотри!

В небе образовалась еще одна темная большая дыра, из которой выглянул чей-то гигантский желтый глаз, а потом высунулась не менее гигантская черная лапа.

– Вот только межгалактических котов нам не хватало, – вздохнула Ди. – Послушай, нам надо исправить это все. Нам надо уничтожить машину в момент ее создания!

– Летим, – выдохнула Саша.

Ди набрала координаты на панели в той части, где машина напоминала кофеварку, и друзья переместились в другой момент времени.

 

В лаборатории с белыми стенами, когда-то бывшей обычной квартирой, стояло трое человек. Это были более ранние версии Дианы и Саши, а также техник – низенький парень с жидкими волосами и серыми непримечательными глазами, на ногах которого красовались ужасно потертые кеды. Вокруг них бегал ранний Энька.

Еще три существа притаились за углом. Это были Ди, Саша и Энька у Саши на руках.

– Помнишь, мы уходили тогда все перекусить? – шепотом спросила Ди. – Я переместила нас во время до обеда. Сейчас они, то есть ранние мы, уйдут. И тогда нам надо будет уничтожить обе машины. Тогда все исправится. Должно, по крайней мере.

– А как ранние мы можем тут находиться? Ведь реальность была изменена и в прошлом тоже? – зашептала Саша.

– Любое путешествие с изменением вызывает параллельную реальность. Как, по-твоему, мы тогда испортили целых семнадцать штук? И как мы еще не исчезли?

– Идемте есть! – весело сказала ранняя версия Саши.

– А потом испытаем машину, – пробасил техник.

– Для начала отправь меня в прошлый понедельник, я попробую исправить отметку по геометрии, – сказала Ди, направляясь вслед за остальными к выходу.

– Хорошо! – рассмеялся техник.

– У него такой противный голос, – прошептала Саша. – Ему за один этот голос стоило бы надрать задницу.

Тем временем, ранние версии уже вышли из комнаты. Ди подошла к ранней машине времени.

– Кувалду! – потребовала она. Саша протянула ей кувалду.

– И откуда она здесь взялась? – удивилась она.

– Неважно. Банза-а-а-а-а-а-а-ай! Закричала Ди и с размаху ударила по ранней машине времени. Та сплющилась, и часть части, похожей на телескоп, отвалилась от нее.

– Что ты делаешь? – спросила Ди, поворачиваясь к подруге.

– Пишу им записку. Вот. Я написала им, чтобы никогда не изобретали машину времени снова, иначе реальность будет сломана.

– Саша…

– А еще я пишу, что с ними случится, если они ее построят. «Дракон нападет на Китай, и…»

– Саша, – снова позвала Диана.

– «Когда он нападет, реальность начнет ломаться, и вам придется ее спасать…»

– Саша!

– Что?

– Наша машина… Она тоже исчезает.

– Да?!

Саша посмотрела туда, где стояла машина времени, принесшая их из Китая. Воздух вокруг дрожал. Машина таяла на глазах.

– Диан, а ты чего такая бледная? Не грусти, ведь теперь все будет… – Саша осеклась. – Хорошо… – закончила она уже не так весело.

Диана тоже исчезала.

Исчезала и она сама.

И записочка в ее руках.

Энька последний раз гавкнул и растворился.

– Того будущего больше нет, – грустно улыбнулась Диана. – Теперь все будет по-новому.

– Так что же мы тогда исправили, черт возьми? – разозлилась исчезающая Саша.

И тут вошли ранние версии. Вошли и замерли на пороге.

– Не надо изобретать машину! – крикнула Саша Саше-из-прошлого. – Ну ее к черту! Пошлите этого техника в баню или еще куда подальше, но только не чините эту и не надо другой…

Она поняла, что вот-вот исчезнет и глубоко вдохнула…

Они изменили будущее.

 

Саша и Диана переглянулись.

– Не знаю как ты, а я привыкла доверять себе, – заявила Саша-реальная.

Обе повернулись к технику.

– Знаешь, наверно, с машиной времени это плохая идея. Правда. Мне так почему-то кажется, вот нутром теперь чую.

– Никогда раньше не видела свою копию!

Энька залаял.

– Идемте лучше в кино, – предложил техник. – Теперь я и сам вижу, что не стоило этого делать, хотя и до ужаса обидно, что клоны из будущего разрушили нашу машину времени.

– По крайней мере, гордись, что у тебя получилось, раз они были тут, – улыбнулась Ди. – Какой там фильм сейчас идет?

Реальность распрямилась обратно и потекла вперед по вектору времени, как обычно. Как было всегда. Параллельные временные линии, одновременные с ней, тут же исчезли, будто их никогда и не было.

– Идем!

Двери пустой лаборатории захлопнулись за ними, и послышался лай Эньки, эхом отдававшийся в коридоре.

– Главное, не мешать кислое со сладким, – донесся оттуда голос Саши, – нельзя в один день смотреть и боевик, и мультик!

– А по-моему, очень даже можно, – возразила Диана. – Кислое и сладкое так прекрасно сочетаются!

– Это точно! – послышался смех.

Захлопнулась дверь подъезда.

 

 

Один на краю планеты

Это жутко. А, может, забавно.

Это чувства и пустота.

Он всегда окажется странным,

Улыбнувшись с края моста.

Он один на краю планеты,

И, увы, почти навсегда.

Слезы сушат порывы ветра,

И жестоко звенят холода.

Он веселый, но часто плачет.

Он не злой, но готов убить.

Он настиг и поджег удачу,

Он умел умирать и жить.

Он один на краю планеты.

Не печален, но лишь один.

У него такое уж кредо –

Сам слуга, и сам господин.

По ночам выходит на улицы

В сером ливне, как за стеной.

Но лишь солнце ему почудится,

Он вернется немедля домой.

Он один на краю планеты,

Доживает жалкую жизнь.

Но себе не признается в этом,

Безнадежно ища оптимизм.

Сеть

Постоянное отупение моего мозга,

Я не могу сказать лучше, чем “что за хрень”.

А потом еще возникают вопросы

Почему подобен вчерашнему день.

Я ищу пути, чтобы развеяться,

Чтобы мысли грусти совсем прогнать,

Но, не принимая какого-то действия…

Продолжаю в болоте сильней утопать.

Каждое утро, рано-рано

С молитвою благочинно клонюсь

Перед дьяволом голубого экрана,

И он мне внушает слова “ну и пусть”.

Провода сквозь жизнь ведут, как щупальца,

Я не чувствую смерти вздох.

Всякий, конечно, мог бы запутаться…

Как те, кто, запутавшись, жмет на курок.

***

Жертвами пали честь и разум,

Биты в бою красота и смысл.

Нас чьи-то сети опутали разом

И не пропустят ни слово, ни мысль.

Время

Весь мир постоянно меняется

С каждым из наших шагов.

И Время не дожидается,

Когда ты к событьям готов.

Исчезнут навеки мгновения,

Сольется рекою печаль.

Покинет везучих везение,

Но Времени нас и не жаль.

Оно бесконечно в движении,

Нельзя его остановить.

Постигнут людей поражения,

Но Время продолжит жить.

Качается вечный маятник

В пространстве Вселенских грез.

И каждый становится маленьким

При виде космических звезд.

И маятник тысячелетьями

Качается: тик да так.

Но звездных моторов соцветия

Нельзя уничтожить никак.

Реки бесконечной течение

И каждый кометы след –

Есть вечность и звуки забвения,

Которых как будто бы нет.