Архив по тэгу: пейзажные зарисовки

Подольск

Путешествие в Подольск было решено внезапно и вдохновлено хорошей погодой.

Храм Знамения Пресвятой Богородицы в Дубровицах — наш путевой ориентир. Карта демонстрирует вполне характерные названия улиц: Карла Маркса, Ленинградская, Трудовая, Революционный проспект… По последнему нам и предстоит идти, затем — вдоль реки и через мост.

И вот мы в дороге. Электричка до Красного Строителя, пересадка на Подольск — сделана первая зарисовка, с дымящимися трубами.

Возле вокзала толпятся автобусы и троллейбусы. В Подольске четыре троллейбусных маршрута.
Сам городок похож на всякую другую провинцию; уютно и мило, куча интересных скульптур и памятников; на каждом углу, начиная от самого вокзала — по магазину “для совершеннолетних”.

На домах сплошь расклеены предупреждения о сходе сосулек и прочей наледи — но пока приблизишься и прочитаешь, будешь уже в курсе дел. Теперь, в тёплую пору таяния, насладиться зрелищем можно каждые пару минут: то и дело с крыши грянет очередной снежный ошмёток. Люди после такого на мгновение застывают, мнутся на узком тротуаре гордого Революционного проспекта. Но делать нечего, надо продолжать идти; и они идут. Идём и мы — постоянно озираясь наверх.


Перекусив в местной пекарне, где предлагают “Пизу” (“Как пицца, только на сдобном тесте!” — поясняет продавщица),

наконец выходим к реке Пахре. Как и положено хорошенькому водоёму, она замёрзла и пока не оттаяла. Ни одна пароходная экскурсия не тревожит её льда. Выкуси, Москва-река!!

По прибрежному парку идти скучновато, и мы выбираемся на лёд. Это изменится ещё не раз: по берегу встречаются клёвые снежные горки, и если только найти поблизости картонку…
…впрочем, не жалко и своей задницы и штанов.

В один из заходов на берег встречаем замечательную заброшку.

Под нытьё о слежке за нами и холодрыге рождается ещё одна зарисовка масляной пастелью.

Внутри здание пронизано солнцем: тут, по факту, нет одной стены.



Поблизости обнаруживается внезапный филиал… Московского Политеха?..

Мимо солнцем подсвеченного леса, мимо рыбаков и внезапной бурлящей проталины во льду — наша финишная прямая.

Храм уже виднеется. Возле него — опять масштабное народное катание с горы на круглых дутых “тюбингах”, которые я, бывшая завсегдатайка Шарарама, уверенно зову “ватрушками”.

Возле храма — чудесная смотровая площадка. Вот оно, правильное место для последней зарисовки!

В облике храма есть что-то готическое. Снаружи он богат на всякие завитушки; у входа, что необычно для православной традиции, стоят статуи святых. Внутри идёт служба. Мой графоман удивляется, что храм действующий и стремится поскорее смыться — внутри заброшки и среди пентаграмм ему явно было комфортнее.

Статуи львов охраняют соседствующую малоинтересную усадьбу, ныне отданную под институт животноводства.

Под заходящее солнце мы успеваем на редкий автобус — прочь из Дубровиц, обратно в Подольск и на вокзал, встречая по дороге все четыре троллейбусных маршрута.

Путешествовали баклажан-графоман и АэроСаня

Рыбалка на Волге в Тверской области

Ничего не поймали. Зато смотрите, как красиво. И даже рисуночки есть.

котелок с макаронами на костре

голубые цветы

дерево в солнечных лучах, пролетающая птица в кадре

то же дерево на закате

рисунок акварелью: пейзаж, река, камни, вода, дерево

костёр на фоне реки


костёр на закате

рисунок акварелью: закат на реке, заросли камыша

луна над лесом, травы в небо

Рисование в парке Кузьминки

Сегодня мы отправились в Кузьминки за вдохновением для рисования и видами заброшенных зданий.

Но для начала мы встретили упоротого филина в вольере.

вольер, филин

 

Любителям мемов презентуется; текст — дело вариаций вашей фантазии и эмоций:

упоротый филин

 

Заброшенные здания же, к нашему огорчению, располагаются за здоровенными заборами. Если залезть на наклонное дерево, то за забором видно кепки чоповцев, совершающих обход территории. Но и сами заборы уже примечательны. “Декорированные” колючей проволокой;

забор, колючая проволока, Кузьминки

 

обнесённые старым заграждением из неё же, функциональным разве что в контексте вывешивания на просушку чайных пакетиков;

чайный пакетик на колючей проволоке

 

запятнанные граффити разных сортов и тем: таких…

граффити: ударение на предпоследний слог

 

…таких…

фото на фоне надписи Offspring

 

 

…и даже таких;

искусство краски и слога

 

неуклонно преследуемые нами по самым высоким уклонам, по тропинкам, где не различить чужих следов;

моя компаньон

 

заборы эти остались одним из самых ярких воспоминаний дня. Конечно, надо знать места, но все те лазы, что мы видели, были тщательно заколочены, закрыты, затянуты проволокой.

граффити, забор, колючая проволока, заброшка

 

Мы утомились, но не настолько, чтобы отказаться от главной цели. Пускай это не заброшки, но натурное рисование никто не отменял. Во время рисования доносился аромат шашлыка и звуки хитов с радио.

рисунок в парке Кузьминки

 

Бутылочку рядом мы получили бесплатно: изготовитель воды проводил акцию. Невкусная, но дарёной бутылке в горлышко не заглядывают…
Я рисовала это, сидя на живописном мостике, откуда меня с обращением “коллега” согнал на пару минут некий фотограф-свадебщик с фотографируемой парой.

рисунок, ноги, шнурки

 

А вот и сам мостик.

живописный мостик в парке Кузьминки

 

Свадеб, к слову, было много. Обстановка располагает: в восточной части парка имеется странной формы “Скамья любви и верности”, рядом с которой фонтан и два чугунных деревца, набитых надписанными замками. Местная лавина из белых платьев столь огромна, что, думается, эти замки демонтируются каждый сезон.

(это фото предоставлено pozdniak_maniac, моим компаньоном)

Скамья любви и верности

 

В итоге мы обменялись рисунками.

рисунок с натуры, симпатичная брюнетка

И отправились подкреплять силы в ближайшей макдачной.

 

Зарисовки скучающего. Волга

29 июля. Волга. Жара. Пот рекой — так, что можно рисовать не на воде, а на нём. Купаться в рыжей, богатой химотходами воде — нельзя. Остаётся только одно. Рисовать свои кроссовки.
И непонятную корневую корягу у берега.

 

Зарисовки скучающего. Рыбалка

28 июля. Деревня Тойкино (на табличке чьей-то заботливой рукой стёрты буквы “й” и “н”).
Полтора часа на жаре. Не клевало.

Зарисовки скучающего. Пейзажизм межушного нервного узла

Все помнят дом из поста про чёрно-белое? Так вот, та шняга — это не труба. Ну, точнее, труба, но не его родная. Она позади него торчит. А вот за трубо-ой — вот там уже детская площадка, продолжение забора и гремящие ночные товарняки.

Ракурс я выискивала долго. В закатный час целенаправленно припёрлась на это место, села рисовать.

Люди сновали мимо, насколько они вообще могут создать человекопоток в посёлке городского типа за восемьсот километров от Москвы, десять километров от ближайшего города, километр от ржаного поля и пять километров от ближайшего леса.
Отчаянно не получалось. Поэтому, когда мимо проскользнул, усмехаясь, мужчина — и заявил: “Может, помочь зарисовочку-то сделать?” — я начала мучительно думать о том, что он художник, что он наверняка увидел все мои косяки, что он готов помочь их исправить… И думала, какое он, собственно, право имеет предлагать свою помощь тому, кто о ней не просит. Может, ты и умеешь лучше, но зачем пытаться принизить и обесценить старания другого, совершенно чужого человека? Неужели “зарисовочка” важнее моей неудачной, но полезной попытки?
Так я думала минут с десять, потом до меня внезапно дошло, что он вряд ли имел всё это в виду; был лыс, потен, устал и игрив. Хотя, может, и художник.

Но облегчение длилось недолго. Позади слышалось шуршание, так что казалось, что у меня глюки. Навязчивая идея о том, что кто-то стоит сзади и смотрит…
Но так и оказалось.
Этот был художником. Самоучкой. Выгуливал собаку. Предъявил мне за косяки. Я непонятно почему стала внушать ему, как сильно ненавижу акварель. По-моему, он немного обиделся, уходя. И пока он разговаривал (вполне дружелюбно) я запорола забор. Он не сходился. Труба уползла, а крыша — то, что не понравилось моему недолгому вежливому собеседнику — нарушала перспективу.

Весь вечер я сильно злилась, что этот ракурс, эта здоровская находка — и ни к чему не сгодилась.

А потом на следующее утро пришла туда снова и за два часа нарисовала нормально — потому что могу.

Немного зарисовок

В процессе прогулки по посёлку Уваровка мне приглянулся живописный пень.

 

Где-то там же возле рельсов ж/д рос одуванчик. Ветер от проезжающего товарного поезда изменил положение всех его листьев, так что дорисовывалось с оглядкой на натуру по уже намеченным контурам.

 

Вид на дом со двора.

 

Вид с крыльца на закат, двор и перелесок за садовым товариществом — и где-то там проносятся поезда.

 

Лампочка внутри. Кто-то не умеет планировать лист.

 

Цветы, размытые дождём.

 

Всё ещё двор; возле калитки. Кусты шиповника и роз.

 

Умывальник.

 

Скоро поеду в другие далёкие дали, ещё более далёкие, но мало чем отличающиеся.

Университетские зарисовки

Случайно порисовалось сегодня в окрестностях аж двух университетов: во внутреннем дворике РГГУ и возле МГУП на Прянишникова — там милый пруд.

 

Это кусок автобуса, кусок сквера и кусок здания.

 

Глядя на водную гладь в “окошко”, обрамлённое листвой.

Черноголовка

 

Картиночки, нарисованные в период пребывания в Черноголовке одним дождливым днём ради музея военной техники (село Ивановское). Кстати, съездите: всего 50 км от Москвы.

Да, это наукоград. Да, те напитки делают там же.

 

Колесо автобуса на автостанции. Автобусы ходят редко, стоят поэтому долго.

 

Цветок. Рисовать, стоя на одном колене, забавно. Параллельно развился диалог с любопытствующим ребёнком.

 

В самом селе Ивановском, сидя на остановке, дожидаясь автобуса назад в Черноголовку, удалось зарисовать вот эти ворота.

Канал им. Москвы в ПКиО Северное Тушино.

1 июля, вид на Москву-Сити из парка в Северном Тушино.