Архив по тэгу: рассвет

Рассвет…

Я растворюсь в рассвете,
В нём нет сжигающей страсти,
В нём небосвод светел –
Нежнее, чем на закате.
И звуки клавишных с крыши –
Мне бальзамом на раны.
Солнце песнею дышит…
Я проснулась так рано.
Помню, мне струны порвали
Вечером сердце на части;
Звоны заката звали,
Но скрылись в ночной пасти.
Помню, фонарь блёклый
Мне заморочил разум…
Солнце пронзило стёкла,
Город проснулся разом.
Нового дня буханка –
Только из печки звёздной.
Я встаю спозаранку,
Свет прогоняет грёзы.
Солнце – ко мне навстречу.
Хочешь – со мною иди же!
Может, отсрочат вечер
Звуки клавишных с крыши…

 

10.2.2016

Мой маленький литературный критик

Мы с Энькой по ночам наедаемся. Я опустошаю тарелку бутербродов, он – свою миску. А потом выходим гулять.

Я называю это «ловить маньяков». Мы их считаем, этих случайных прохожих в ночи, которые идут, вслушиваясь в самих себя.

Мы-то не такие. Мы – ведём беседы.

В основном, литературные. Иногда – философские. Я ему говорю: «Энька, вот я эрудированная. А ты ни одной книжки не читал – и умный. А я – нет. Есть разница, видишь теперь?» Он водит ухом – понимает – и идёт под куст.

Ещё говорим про рассветы, конечно. О чём ещё говорить по ночам? «Рассвет – он не имеет никакой литературной ценности, пока его кто-то не увидит, – говорю я серьёзно, ругая себя за очередное графоманское описание. – Все персонажи, которые смотрят на рассвет, должны видеть в нём себя. Иначе – никак. Рассвет – не пустой звук. Все знают о его красках, и их не нужно вспоминать и описывать. У каждого читателя рассвет свой, и он – не цветное пятно. Нужно подарить героям настоящий рассвет, который что-то меняет или освещает своими лучами. Понимаешь меня, Энька?»

Он понимает.

Вот так и живём, и пописываем периодически – я в стол, а он – под куст.

Мой маленький литературный критик подрастает.

Рассвет

Я схожу туда, где ветер

Застревает в волосах,

Встречу целый мир в рассвете,

Положу его в рюкзак.

Там, где тает в синих недрах

Свежий светлый солнца луч,

Сохранится в утро вера

Даже в час печальных туч.

Режут лямки плечи, спину,

С этим – что-то тянет вверх.

Как и в небе светло-синем,

В синем рюкзаке – рассвет.

Не поймёшь улыбки этой,

Но тепла моя рука.

Ею я ловлю рассветы,

Все – в кармашках рюкзака.

Но в тени легко погаснет,

Я огня не сохраню…

Хочешь утра, хочешь счастья?

Я тебе его дарю!

Одна из тысяч

Одна из тысяч точно таких же фотографий.

Одна. Такая же, как все.

Кто-то фотографирует закаты,

а кто-то – природу в средней полосе.

Кто-то ловит на плёнку волны,

а кто-то – солнце чужих волос.

Кто-то в рассвет погружается сонный,

а кто-то – в шум вечерних колёс.

 

И ни один ещё не ожил,

потому как мы не умеем – не то что создать –

жизнь воплотить не умеем тоже,

потому что на паузу поставить нельзя.

Право слово: когда ты смотришь на бегущее облако, тоскливо-золотое, подсвеченное,

или на листья, подхваченные ветром –

это всё не обычные вещи, нет.

Это то, что остановить нельзя,

это то, чем нужно дышать,

и, полной грудью вот так дыша,

потом возможно лишь вспоминать.

Честное слово: жизнь

для того и нужна,

чтобы, вечно падая вниз,

взглядом своим ухватить закат.

И в руках останется он

и во взгляде твоём навечно,

но лучше, чем пламенного вдохновения сон,

остаётся в нас человечность.

Вопрос, как мы смотрим, а не что мы видим,

и можно чудо найти во всём,

но чуда ты не найдёшь на видео

и со снимка его не возьмёшь потом.

Я бы взял свои воспоминания

да отдал вам, но для вас они потеряют объём,

потому что в вечной гонке угасания

каждый способен взять лишь своё.

И от слов, от которых кружится голова,

никак не спастись,

пока душа жива,

но не вернуть им жизнь,

ведь сами мертвы слова,

а ты, ты сам –

потрясающе жив.

И не на фото

крыльями ловят птицы лучи солнца

и с собой унесут;

и это свобода,

потому что ни одна не вернётся,

чтобы представить закат вам на суд.

 

Это одна из тысяч таких же фото.

Одна, которой не будет здесь никогда.

И это делает её особой.

И это делает меня живым… тоже… да.

 

Потому что в мире чужих суррогатов

ты никогда не коснёшься небес.

И лучше бы мне погибнуть с закатом,

чем самому предрешить свой конец.

Ночь

Ночь вызывает меня на разговор. Она всегда задает тучу вопросов, на которые, кажется, сама знает ответ. Вот и снова она начинает. «Скажи, – спрашивает ночь зачем-то у меня, ничем не примечательного малюсенького человечка, – скажи, как далеко горят звезды? Видела ли ты, как я сегодня рисовала их на покрывале, спрятав розовое солнце за горизонтом? Скажи, зачем смотреть? Зачем ходить? Зачем закат? Зачем я?»

Она напоминает мне маленькую сестру, которая так же всегда спрашивает меня: «Скажи, что едят слоны? Что такое интернет? Куда уплывают облака?» Я стараюсь отвечать так, как могу, чтобы она меня поняла. Но вопросы Ночи – это что-то другое. Тут я могу даже промолчать и не ответить, и самое главное – найти ответ для себя и объяснить все самой себе.

Это отчего-то гораздо сложнее.

Я начинаю отвечать ночи: «Понимаешь, закат – это моя маленькая ответственность. Я человек-самолетик. И я должна видеть каждый закат и уносить его кусочек с собой. Иначе закаты умирают просто так, ни за что».

«Ты забираешь их себе? – спрашивает ночь. – Зачем тебе закаты? И что стало со вчерашним?»

Она спрашивает, и мне становится стыдно. Наверное, мое лицо сейчас приобретает цвет последних закатных лучей. Ведь я пропустила вчерашний закат.

«Было ли у тебя важное дело? Была у тебя причина? Так было нужно?»

И я молчу, а она своими наивно-ночными вопросами судит меня, сама того не зная. Или, может, она понимает все? И я отвечаю ей, что нет, нет, нет, и закат сегодня она убила зря, и я не бросила даже взгляда в окно и уж тем более не побежала на холм. Была ли на то причина? У меня нет оправдания, и я смолкаю.

А она стоит и улыбается мне.

«Знаешь ли ты, – говорит она, – что ни один закат не умирает зря? Завтра я уйду и отдерну покрывало. А ты – не пропусти зарю».

И мне сразу становится теплее и спокойнее. Бледная тонкая улыбка ночи лежит на боку и я смотрю на нее из окна. Я немного жду – всегда надо подождать – и теплая темнота окутывает меня, прячет под своим разукрашенным звездами покрывалом, и тепло становится не только на душе.

Завтра меня ждет рассвет. Спасибо тебе, Ночь, что припасешь его для меня.

Попробовала себя в штриховке

in front of the face of the sunrise

Утренняя прогулка

Ходи по холмам, рассветную тишь нарушая,

Обрывками фраз обрывки лови облаков.

Внизу только волны шумят, и лишь волны решают,

Когда избавлять от прежнего сна и оков.

Гуди в вышине, когда пред тобою лишь ветер,

Дрожи ему в такт, вступая в осиновый лес.

Дыши вместе с морем, спускаясь к нему на рассвете,

Во взгляде рискни отразить затянутый купол небес.

Пускай щемит сердце пред этой – пока – пустотою,

Когда ты проснулся, и где-то за пасмурною пеленой

Как будто, как ты, поднявшись от ночного застоя,

Весь мир заполняет огромное утро собой.

Погаснет маяк на видимом дальнем утесе,

Границу ночную ровной чертой разорвав.

Ты с миром проснулся? Но он не ложился и вовсе.

Грудь моря дышала и пела, покуда ты спал.

Ходи по холмам, рассветную тишь нарушая,

С ветрами иди и в море навек растворись.

Когда ты не спишь, твоя шевелится душа и

Бросается, все оживляя, за волнами вниз.

Рассвет 21 сентября 2014. Часть 2.

DSC_0197

DSC_0194

DSC_0193

DSC_0187

DSC_0186

DSC_0185

DSC_0181

DSC_0179

DSC_0172

DSC_0165

DSC_0167

DSC_0163

DSC_0158

 

Рассвет 21 сентября 2014. Часть 1.

DSC_0084

DSC_0092

DSC_0090

DSC_0087

 

DSC_0096_2

DSC_0100

DSC_0110

DSC_0122

DSC_0119

DSC_0108

DSC_0115

DSC_0138

DSC_0149

DSC_0152

DSC_0156

DSC_0146

DSC_0158

DSC_0203