Архив по тэгу: самолётик

Девять вчера

Окей, уже почти девять «вчера»
я живу только мыслью об обрывках газет
Неведом звук и неведом страх
тем фразам, у которых продолжения нет
Тем фразам, которые никто не заставляет дышать
В которые молчат тусклым беглым взглядом
А им остаётся только шуршать
Где-то
рядом

Я не хочу говорить с вами о своих чувствах
Но я всё равно буду говорить только о них
Потому что где-то внутри становится пусто
Когда меня в памяти никто не хранит
Как будто всё настолько непрочно
Как обрывки газет
Я рассыпаюсь, ветер меня растащит на запятые и точки
И вместо молний капли погубят мои слова в ближайшей грозе

Как будто бы я могла забыть кого-то!
Но говорю, что забуду всё равно
Мне важно казаться людям вечно свободной
Важно, мне важно, мне
но

Я рассыпаюсь и просыпаюсь
Завтра снова разорвусь на куски и не смогу связать пары фраз
Я не была всегда искренней
каюсь
и мне казалось
почти уже не казалось
Что самое время – сейчас

Мало ли что кому казалось в который раз
Завтра, наслышана, у газеты выйдет новый номер
Старые обрывки размечет ветром и втопчут в грязь
Все до единого
кроме

может быть, самого последнего и неважного
У меня нет никакого чутья и никакой идеи
Но часть меня должна стать самолётом, и непременно – бумажным

но только бы хоть кто-нибудь его сделал

Нестандартное путешествие

«А ты в курсе, что в Москве есть улица с названием Стандартная?» – сказала я кое-кому сегодня в три часа дня, открывая Яндекс-карты.
И пошло-поехало, с песней и приключениями. Мои комментарии к эпичному путешествию в описании к каждому фото.

Pokrovski Hills

1) Покровские Хиллз. Это как Беверли Хиллз, только Покровские Хиллз. Кто не в курсе – там англоязычная школа. Рядом с чудесным парком Покровское-Стрешнево.

 

 

Лабиринт-телепорт
2) Видите, видите арочную синюю штуку внизу? Это телепорт построили. Или лабиринт. Кому как… Если я не попала на Ленинградку, хотя очень хотела – наверное, не считается… С ЭТОГО момента началось расхождение с маршрутом.

 

 

лицей 1575
3) И поехала я блуждать по дворам района Аэропорт. Лицей 1575. И улица Планетная. Они издеваются (сама училась в лицее 1571 на ПланеРной).

 

 

ЖК Аэробус
4) Я люблю район Аэропорт. Теперь. Мне очень нравится вся эта воздушно-самолётная атрибутика. И разве не чудесное название и дизайн для дома?

 

 

Дмитровское шоссе
5) Путями долгими, по дворам прямиком (а попробуйте-ка, как ни смешно звучит!) попала я на Дмитровку. Это я её тут пересекаю (вы что, конечно, на переходе!)

 

 

Тимирязевская
6) На Тимирязевской закрыли пару выходов. А шикарный комплекс не влезает в кадр ни с какого ракурса.

 

 

железнодорожные пути
7) С Дмитровского на Алтуфьевское… мимо железной дороги; по пути по нескольку раз повторяя мантру «влево-вправо-прямо, влево-вправо», то слезая с велика и корча из себя пешехода, то залезая обратно и притворяясь участником движения…

 

 

Алтуфьевское шоссе
8) Наконец! Не очень финишная, но очень прямая. И дорога передо мной – в горизонт! Таки ощутила бумажные крылья за своей спиной.

 

 

пруд рядом с метро Алтуфьево
9) Очень красивое местечко, прудик по пути; прямо рядом с Алтуфьевским шоссе. А вот планировка района действительно, мягко говоря, стандартизированнная… погуглите.

 

 

20160531_201050      НЕстандартная

10) Не фанатка селфи. Но чтобы сделать это, я преодолела на велике пол-Москвы, могу и подурачиться. Долой стандарты!
Кто не в курсе – путь был от Сходненской до Алтуфьево, всё на велосипеде. А обратно добиралась сложнойсистемойавтобусов, встречая закат в Левобережном, но это уже другая история…

Без закатов

Я чуть-чуть заблудилась во времени суток,

Я запуталась в пасмурных тучах.

В самолётик нелепо сложила рисунок

И забросила в общую кучу.

Целый город замкнулся в ступени и тени.

Я с вагонами говорила.

Говорила с закатом о глупых идеях –

И кричала, кричала до хрипа.

А потом увильнула, поддавшись испугу,

От заката, рассвета, беседы.

Я боюсь этих стен и согласна на вьюгу –

Я в побеге от яркого цвета.

И за грохотом грязно-зелёных вагонов

Я спасаюсь от прежних тетрадей.

 

День кончается скучно, без боли и звонов.

 

…Я оставила сердце в закате.

Самолётик, улетающий в закат

Самолётик, улетающий в закат

Опыт

Я смотрю, как кусок бумажки

Пожирается мерно огнём.

Я смотрю – и мне очень страшно.

Я боюсь, что мне всё равно.

Я боюсь посмотреть в ваши лица

И боюсь заглянуть в зеркала…

Где-то пахнет теплом и корицей.

Здесь – бумагой, что я подожгла.

Что внутри, за завесой взглядов?

Я боюсь, что солгу сама.

Я боюсь, что ставлю преграду,

Что меня окружит стена.

…Нет, ведь это не просто бумажка!!

Или просто?.. Постой, подожди!..

Но она рассыпается сажей.

Гаснет крик у меня в груди.

…Гаснет. Снова. За что уцепиться?

Как спросить, получить ответ?

Где-то пахнет теплом и корицей.

Я не лгу – но и голоса нет.

Я свой взгляд поднимаю выше –

Мне навстречу такой же взгляд.

Я себя в этом зеркале вижу.

Чуждым страхом глаза горят.

Чуждым страхом – живым! Впервые

Вижу я, как движусь внутри.

Но и вижу: глаза живые

Погасают, лишь в них посмотри.

Я отмою руки от пепла.

Вполовину открою окно.

Этот опыт сожжения – первый.

Но мне страшно, что мне всё равно.

Что мне маска? Что значат стёкла?

Что вам эти потоки слов?..

Я сожгла. И мне было больно.

Но мне страшно, что вам всё равно.

ЧЕЛОВЕК-САМОЛЁТИК И ЗИМОСЕНЬ

Что это? Локальная машина времени? Зимосень? Битва яркого и белого?
Как бы там ни было, Человек-Самолетик весьма и весьма доволен таким положением вещей 🙂

 

Не знаю, как я попала туда, может, это наш непутевый техник пытался приблизить новый год или сделать машину времени и снова накосячил, но хорошо, что при мне оказались теплые наушники и рюкзак с фотоаппаратом!
где я?

 

Кругом было очень красиво! Все пронизывал свет, и всюду лежал снег. Кстати, мокрый! Я даже зарядила снежком в осину. От радости хотелось прыгнуть выше самых высоких деревьев!
DSC_0638

 

Я прыгнула, но не допрыгнула 🙂
прыжок!

 

Странные грибочки на дереве очень красивые. А ветки – подпиленные.
грибы на дереве

 

Изумрудная трава под белым снегом – что может быть лучше??
DSC_0614

Только золотые листья под ним же!

DSC_0627

 

Я определенно попала в сказку. Дома напоминали замки, а деревья стали зачарованной рощей.
DSC_0617
DSC_0639

Очень скоро мне встретился и первый из сказочных обитателей – Пень с шикарным афро! Я спросила его, считает ли он себя модным. Он многозначительно промолчал 🙂

пень носит афро!

DSC_0597

 

 

Мне до безумия понравилось, что эти белые декоративные цветы занесены еще более белым снегом.
DSC_0600

 

Следующий сказочный обитатель – Оранжевый Листочек – показался мне одиноким 🙁

DSC_0635

 

Я нашла светящийся куст! И тоже весь в снегу.
светящийся куст
Или..?
голуби и Куст

 

Да, я оказалась там в удачное время! Хотя сыпал снег, можно было ощутить тепло солнца. Мой фотоаппарат, похоже, нацепил темные очки 😉

DSC_0634

Еще немножко заснеженной красоты!

DSC_0605

DSC_0601

DSC_0626

DSC_0621

DSC_0643

 

Фото в прыжке! Забор я не перепрыгнула, но незачем – второй раз за день идти в школу, еще и в чужую, в пятницу что-то не тянет
DSC_0611

 

Такие ветки я отряхивала всю дорогу! Но эту, если честно, не стала.
ветка со снегом

 

И как же без фото с самолетиком!

самолетик в небе

 

 

Это была чудесная прогулка 🙂 Спасибо за внимание! Если хотите поставить оригиналы без рисунков на обои, или не хватает разрешения остальных фото – пишите в комментариях, я обязательно скину.

Да воспарит бумажный самолёт…

Да воспарит бумажный самолёт

Из стопок документов и записок!

Кому, кому он радость принесёт?

Улыбку ли зажжёт на чьих-то лицах?

Разгонит ли ворчливых голубей?

Взлетит ли белым вестником над миром?

И через сети спутанных ветвей

Прорвется ли мой странник белокрылый?

Кого заденет светлое крыло?

И кто увидит, как на синем небе

Несут ветра, покорного, его

Туда, где он ни разу раньше не был?

И прочен ли достаточно остов?

И справятся ли крылья без пилота?

И в паутине чёрных проводов

Он не заснёт в нелётную погоду?

Куда он залетит? И в тишине

На чей он стол иль крышу приземлится?

И если очутится в чьем-то сне,

Кому, кому, скажите, он приснится?

Магнитофон Витёк. Глава 3.

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

34

35

36

37

38

39

40

41

 

Бумажный самолетик

У меня улетел самолетик. Ну, знаете, самолетики, какие бывают? Бумажный, самый обычный. Но с этим самолетиком было расставаться немного грустно. Вернее, ОЧЕНЬ грустно.

Вы знаете вообще, что такое самолетик? У меня, да и у вас, наверно, были тысячи самолетиков, которые улетали с балкона прямо на улицу. Они все были обычны, и их всегда можно было сделать много – лучшая игрушка детства! А теперь…

У меня явно не задался день с самого начала. Все было как-то нескладно. Будильник почему-то не сработал вовремя; кофе слишком долго варился и от этого поджарился; после выхода из дома пришлось возвращаться еще два раза: сначала за паспортом, потом за шарфом; в метро мне, кроме того, отдавили ногу, а на одной из станций один опоздавший мужик зло пнул закрывшуюся перед ним дверь вагона. Мне все говорят, что у меня тонкая душевная организация. Чтобы ухудшить мое настроение, этого оказалось достаточно, но тогда мне еще не удавалось понять, насколько сильно оно испорчено.

В офисе мне сразу пришлось принимать звонок. Я работаю в колл-центре крупного автомобильного салона. Когда разговор с «не очень продвинутым» клиентом стал слишком резким, я вдруг осознал, что настроение у меня – ниже плинтуса. Я попытался держать себя в руках. Кое-как закончил разговор.

Тут принесли блок свежей бумаги для принтера. Девушка улыбнулась мне и, положив пачку на принтер, ушла.

Не знаю почему, но я странные чувства испытал к этой бумаге. То ли дело было в хорошенькой девушке, то ли в моем дрянном настроении – но мне захотелось делать из этой бумаги самолетики. Как в детстве. В этом, определенно, было что-то от запретного плода, потому что у нас все вечно ворчат, что бумага кончается слишком быстро. Им нужно распечатать так много бланков для страховок и всевозможных документов, что пачка разлетается за неделю. А из-за моего настроения мне хотелось сделать что-то из ряда вон выходящее, сердитое и немного вредное для общества. Но без страшных последствий. Мне тут еще работать.

В общем, я разорвал упаковку и вытянул самый верхний лист. Он был такой холодный – только что с мороза – и чисто-белый… Прямо как… Хотя, со снегом его не сравнить. У нас все – даже снег – всегда грязно-серое. А если лист и напоминал снег, то – идеальный. Такой, как в детстве на Новый год.

Я стал делать самолетик. И у меня так хорошо получалось! Я давно не брал в руки такого прекрасного листа. Он пах бумагой – но не как пахнут газеты, с оттенком пошлости и очередных неубедительных новостей; нет – он своим запахом и всем видом внушал покой. Мне приятно было смотреть, как мои руки делают нечто, для меня необычное. Лист уже потеплел в моих руках. Я вдруг вспомнил что раньше, когда не проводил все дни возле клавиатуры и телефона, я делал замечательные самолетики. Вот и сейчас – руки точно сами все помнили, и самолетик получился на редкость аккуратный, с острым точеным носом и прямыми симметричными крыльями. Он стал настоящим чудом посреди этого скучного осеннего дня. Занятно! А что будет, если я запущу его посреди офиса? И мне стало весело.

Конечно, я не хотел его сразу отпускать. Нужно было немного полюбоваться, повертеть его в руках. Самолетик точно поддерживал мои мысли о детстве, и, держу пари, если бы имел глаза, то хитро подмигнул бы. Но он был так кристально чист, что мне не хотелось даже нарисовать на нем улыбающуюся мордашку и чем-то испортить это ощущение.

Мне вдруг показалось, что этот маленький самолетик имеет для меня какой-то важный смысл и должен выполнить особую миссию. Я так засмотрелся на него, что пропустил момент, когда подошел коллега.

– Здравствуй! Давно тут? Хочешь кофе? – спросил он, с веселым звоном ставя свою кружку на край принтера, не занятый пачкой бумаги. Я помотал головой.

– Что это у тебя?

– Бумажный самолетик, – ответил я.

– Как в детстве, что ли?

Мне не очень понравилась его насмешливая улыбка. Что я, взрослый человек, не имею права делать то, что хочу, если это не противоречит ни одной общественной норме? Даже если это дело – всего лишь бумажный самолетик?..

Коллега поднес кружку к своим усам и сделал глоток. Потом он потянулся за листом бумаги в пачке. Он стал делать свой самолетик.

Но этот был совсем не похож на мой. У коллеги были масляные пальцы (очевидно, он до кофе еще что-то ел) и неаккуратные движения. Его самолетик смахивал на нечто бесформенное, а один из сгибов был неаккуратен. Это оттого, что он, как я заметил, имел привычку слишком медленно подчеркивать сгибы ногтями. Я усмехнулся.

– Что, тоже потянуло на ребячество? – спросил я, чтобы оправдать свою усмешку. Я не хотел почему-то, чтобы коллега подумал, что я осуждаю его самолетик и вообще что-то в них смыслю. Мне казалось, что тогда он своими неаккуратными пальцами коснется не только бумажного листа, но и заденет самую мою душу.

– Ага, – отозвался коллега. – Ох, вот незадача – я ведь капнул на него кофе! – даже как-то удивился он. Впрочем, тут же он сказал: – Ну что, давай запускать!

Я сначала не сразу его понял, а когда понял, то перепугался до смерти за свой самолетик. Я не мог объяснить ему, почему не хочу. Не мог сам понять, почему.

– Я думаю, тут не лучшее место, – натянуто засмеялся я. Я знал, что это выглядит фальшиво, но ничего не мог с собой поделать.

– Я сейчас открою окно, – сказал он с веселостью, которая к нему не шла. И он в самом деле подошел к окну, открыл его и уже возвращался к столу…

Коллега мой был неаккуратен по отношению к самолетикам. Для него его самолетик был просто бумажкой. Просто издевательской игрой. Есть люди, для которых любая бумажка – лишь бумажка и ничего больше. И любой самолётик – такой же, как тысячи других.

Может, поэтому… ведь он не виноват был вовсе, что…

…Так же, как и в детстве, такие люди не ценят самолетики. Но не потому, что продолжают оставаться детьми в душе и могут себе позволить спускать с балкона их целыми днями. А как раз потому, что выросли и не заметили – не то что самолётик; не заметили себя – что изменились.

Что знают о самих себе даже меньше, чем самый затерянный в своём взрослении подросток.

Не зная себя, они не замечают, что другие – другие, не замечают никакой перемены, не замечают вкуса кофе, не понимают, что не стоит орать в библиотеках.

Что есть какая-то разница между двумя самолётиками.

Но они необратимо вокруг нас.

Так что не всем знакома эта тоска, и не для всех улетающий в окно самолетик – ваш самолетик, такой идеальный и чисто-белый, ныряющий вниз, под подоконник и скрывающийся из виду – не для всех он – нечто невозобновимое, навсегда потерянное. И глупо полагать, что все можно вернуть, сделав еще один, «такой же». Но неужели некоторые люди не понимают, что «таких же» самолетиков больше уже не бывает, когда ты вырос и когда у тебя ноет отдавленная чьим-то тяжелым ботинком нога, а во рту стоит запах совершенно не подгорелого чужого кофе?!

Я не сдержался, я выгнал его из кабинета, а он даже не понял, за что. Да, знаю, мне придется с ним мириться, ведь это было очень глупо и ничем не оправдано.

Ничем, кроме улетевшего белого самолетика. И его ужасно неряшливых пальцев.