Архив по тэгу: тоска

Шарф

Тебе идёт твой шарф, обыденный прохожий.

Я синим странным сном к тебе молчу.

Мы все чуть-чуть горим под нашей зимней кожей,

И, хоть молчим, мы все поём чуть-чуть.

Переглянувшись, помним, где мы, что мы, кто мы?

А может, уж живём для глаз чужих?

Мы в наших шубах, шапках, шарфах молча тонем,

Потоком пёстрых толп в метро бежим.

Мне снова в никуда шагать из ниоткуда.

И я прошу тебя – спаси, чужак.

Предотврати простуду и добавь уюта –

Укутайся от стужи в яркий шарф.

Без закатов

Я чуть-чуть заблудилась во времени суток,

Я запуталась в пасмурных тучах.

В самолётик нелепо сложила рисунок

И забросила в общую кучу.

Целый город замкнулся в ступени и тени.

Я с вагонами говорила.

Говорила с закатом о глупых идеях –

И кричала, кричала до хрипа.

А потом увильнула, поддавшись испугу,

От заката, рассвета, беседы.

Я боюсь этих стен и согласна на вьюгу –

Я в побеге от яркого цвета.

И за грохотом грязно-зелёных вагонов

Я спасаюсь от прежних тетрадей.

 

День кончается скучно, без боли и звонов.

 

…Я оставила сердце в закате.

Я хочу слушать вагоны

Я хочу слушать вагоны.

Мне, честно признаюсь, хреново.

Я не люблю метро.

Они ревут многотонно,

Но это – спокойнее слов и

Всего, что выводит перо.

И черноты вопросы

О пустоте иль, напротив,

Наполненности хоть чем,

Уже разрешать – поздно,

Уже нельзя – о свободе,

Когда так много вещей.

Мне скажут: голову выше!

Мне скажут: ляг и забудься.

Мне скажут: забудь и стой.

А я хочу – кто чем дышит,

А я хочу – чтобы люди,

А я – не быть бы пустой.

А только пусто да чёрство,

Не то что бы в каждом вовсе,

Да только во мне самой.

Другие – всё вечно просто,

Другие – ответы, вопросы,

А мне – погибать одной.

Я хочу слушать вагоны.

Мне, честно признаюсь, хреново.

Я не люблю метро.

Серый звук однотонный –

По нарастающей, ровно –

И больно. Звучно. Остро.

Капли, капли на чёрных ветках…

Капли, капли на чёрных ветках,

Как на спутанных волосах.

Осень – с бледным лицом брюнетка

В нитях жемчуга, что в слезах.

Отшуршали ковры цветные,

И богатый сношен наряд.

Всё стоит во сне ностальгии,

И печален взгляд ноября.

Всё очищено, пусто и постно.

И в жилище когда-то жилом

Бродит, помня, туманная осень,

Обходя остывающий дом.

Стены голы. И холодом веет

От поблекших разом стекол.

И стоит антикварная мебель –

Тёмный шкаф и непроданный стол.

Прежних снов старины остатки

Шепчут; в голосе их – тоска.

И брюнетка смахнёт украдкой

Влагу с глаз уголком платка.

И касаются тонкие руки

Беспорядочно стен и вещей,

Не заботясь о шаге и звуке,

Вряд ли что-то ища вообще.

В лихорадке прикрыты веки,

И шуршит чернотой подол…

Капли падают с чёрной ветки

На паркетный запачканный пол.