Архив по тэгу: юмористическая фантастика от Green Sun

Три парных носка

Ох, как же мне было упорото 29го сентября 2016 года

 

У меня в шкафу три парных носка.
Три. Впервые видел их разом.
А четвёртый, как его ни искал,
Незаметен обычному глазу.

Все в полоску эти носки, все три,
И не надо глядеть сквозь лупу,
Чтоб понять: носки эти не мои,
А иначе – всё в мире глупо.

Я живу один, по ночам – ни зги
В тёмной комнате не заметно.
Кто ещё в квартире носит носки,
И такого мерзкого цвета?
Кто следит за мной, кто своей ногой –
Дополнительной, третьей по счёту –
Не шумя, в носках этих, топчет пол
С понедельника по субботу?
Что за сущность? Что за тайна веков?
Позвоночные симметричны
И никто не носит тройных носков…
А иначе уж – неприлично!

Может, это и не носок вообще –
Метаморф, плод чужой науки,
Он заполз в мой шкаф, лёг среди вещей…
И умножился нá три штуки!
Может быть, они сожрут меня в ночь…
Или ждут, чтоб надел? Серьёзно??
Ну уж нет! Одержит победу мощь
Развитóго людского мозга!

Только две ноги. И аж три носка…
И хоть чем-то догадку выдать –
Превратятся снова, как только шкаф
Я закрою, куда-то выйду.

Что теперь? Смотреть, не сводя с них глаз?
Сжечь их, сжечь скорей огнемётом?
Только жаль, что нету его у нас –
Не купил на неделе что-то…

“Непорядок”, шепчу – отваги порыв
Подступил, как всегда, внезапно.
“Непорядок”, – громче. И, шкаф закрыв,
Выхожу, чуть попятясь задом.

Вот теперь поймут. Как я, нахрен, мог?
Перейдут решительно к делу!
Да, увидели, сколько на людях ног –
Ясно им, как день: не надену!
Я раскрыл их тайну, раскрыл их страх,
Все секреты спецопераций!
Сколько жутких тайн может жить в носках!
Сколько может всего скрываться!

Я дрожу на кухне – и слышу шум.
Точно вор, ведомый на плаху,
Я в плену тревожных, кошмарных дум…
Нет, не так: щас усрусь со страху!

И вползает в кухню, плевав на дверь
И на баррикаду из стульев,
Трёхголовый, в полоску, чуть склизкий зверь,
Он – слепой. Но, меня почуяв,
Расширяет рты – без зубов труба –
И без рыка, без свиста дышит.
А потом – ко мне. Не кричу едва…

Есть ли смысл стучать потише?
Ну, зубами…

Их у хренины нет.
Не сжуёт – так скорей проглотит.
Растворит в желудке живой обед,
Или как там, по их природе?..

Я предвидел! Ожили три носка!
Нет, смотрите-ка… я предвидел!
Я предвидел, знал, как наверняка!
Я свихнулся! Ха-ха! Глядите!
Ржу, мне всё равно. Вижу – он ползёт
К оболочке моей непрочной,
Растянул свой рот – как вот-вот зевнёт!
Оболочка, дрожа, хохочет…

Тьма. Сжимается. Давит. Боль.
Крик. Трещит – значит, были это..
Кости.
Но почему, позволь,
Стало мягко? Тепло? Луч света?
Я лежу в кровати. Открыл глаза.
Ногу судорога сжимает.

Сел. Растёр. Тишина. Нет зла.
Мой кошмар в дымке утра тает.
Я встаю. Иду за одеждой. Шкаф.
Открывая, чуть-чуть помедлил.
Ерунда! Это был всего лишь кошмар!
Жив и цел! Жив я, жив; победа!
Хоть болит ещё и ноет нога,
Я – как будто на троне мира!

Открываю шкаф. Вижу три носка.
И бегу из своей квартиры.

Вкусный цвет

Еще неделю назад взрыв разнес их лабораторию. Он выглядел эпично, настолько, что Сашу с трудом увели оттуда. Она порывалась вернуться и взорвать еще что-нибудь.

Но сейчас, к счастью, все было позади. Ремонт они делали каждый день все вместе, вернувшись после школы, а свои безумные эксперименты проводили в квартире техника. В среду у них состоялось воздушное чаепитие, а к вечеру они все-таки совершили внезапную посадку. Больше всех повезло Ди: в тот момент она зависла как раз над кроватью.

Теперь можно было выносить вещи из дома и нести их обратно в восстановленное помещение с белыми стенами. Неутомимая троица как раз собирала все, что находилось на временном хранении среди учебников и чертежей техника.

– Ди, передай мне, пожалуйста, вон ту штуковину, – попросила Саша. Диана никак не отреагировала: она была в наушниках.

Подруга вздохнула и пошла в сторону штуковины сама. Та представляла собой переделанный раннесоветский телевизор. Правда, во что переделанный, было неясно.

Техник копался в коробке с чертежами.

– Взгляните, девчонки, – позвал он, достав и развернув один из них. Его радостное выражение лица уже настораживало.

Саша подошла, ухнув, опустила модифицированный телевизор на пол и заглянула в чертеж. Он был подробный, ясный, крупный – словом, деталька к детальке, еще и с пояснениями. Ди подтянулась к ним и тоже уставилась в лист.

– Нет, – через некоторое время вздохнула она, – твой проект робота-парикмахера никуда не годится.

– Это почему? – обиделся техник.

– Серьезно, не придумывай ничего самостоятельно, – хихикнула Саша.

– Почему-у? – протянул парень басом.

Ди хмыкнула.

– Хотя бы потому, что «мелирование» это не одно и то же с «посыпать мелом». Поэтому измельчитель мела ему ни к чему.

– Приятель, я не хочу тебя обидеть, – хлопнула Саша его по плечу, – но в средневековой Европе твои таланты пригодились бы больше.

– Почему?!

– Почему да почему! Первоклассный инквизитор из тебя бы вышел! А серьезно: ни одна женщина близко к такому роботу не подойдет. Эти огромные ножницы! А эти спиралевидные… фиговины! Господи, да для чего они вообще парикмахеру?!

Она выдернула чертеж из его рук, скомкала и, зашвырнув в коробку с надписью «Ненужная фигня. Выкинуть!!!», вернулась к телевизорообразной штуковине.

– Эй! – воскликнул парень. Он подбежал к коробке, извлек чертеж и расправил его. – Я потратил на него всю неделю! Вам, девушкам, не угодишь!

– От тебя требуется просто прислушиваться к нам. И профит в виде прекрасных изобретений обеспечен, – пожала плечами Диана. – Без самодеятельности.

– Но они все равно взрываются, как с вами, так и без вас! – воздел руки к небу техник.

– А это бывает, когда самодеятельность подключается! – пропыхтела Саша, снова поднимая странную телевизороподобную штуковину.

Техник нахмурился.

– Я могу вам вообще не помогать! Хоть чуточку уважения бы проявила!

– На здоровье, найдем другого гения, – усмехнулась Саша. – Гениев нынче много развелось, особенно непризнанных. А вот ты – других добровольцев для испытаний и авторов нормальных идей?

– Легко, – буркнул парень.

– …Которые не сбегут после первого же раза?

Техник фыркнул и промолчал, чуть ли не ныряя с головой в корзину с чертежами.

– Ди, а Ди? – позвала Саша. Ей очень хотелось сострить насчет этого странного переделанного телевизора, который, очевидно, должен поджаривать мозг зрителя самыми зажигательными передачами, но Ди не ответила. Она слушала музыку. Музыку! Как всегда!

– Эй, да ты вообще хоть что-нибудь слышишь?! – вскричала девушка.

– Что? – сказала Ди, выдергивая наушник.

– А, забудь! Ты меня не слушаешь! – обиженно сказала Саша. – Я вообще-то твой друг, обрати хоть чуточку внимания, когда я говорю!

– А ты не слушаешь ту музыку, что я тебе скидываю, – заметила Ди. – Но я же не жалуюсь – как раз потому, что ты друг.

– Кстати, ты мою музыку тоже не слушаешь! А от твоей у меня в глазах желтые треугольнички пляшут!

– Значит, вот как? Вы, мадам, сегодня что-то не в духе, – сказала Ди. – Сходите послушайте что-нибудь любимое и грохочущее из вашего плейлиста – может, станет лучше! А мы тут спокойно разберем коробки.

– Ничего оно не грохочущее! Ты мелодию не чувствуешь! Потому что привыкла, что в твоих вообще нет мелодии, а есть одна сплошная скука! – огрызнулась Саша. Ди демонстративно вставила наушник в ухо и отвернулась к разбираемой коробке.

– Я не думал, что вы так легко ссоритесь, – сказал техник.

– А ты вообще помалкивай! – рявкнула Саша.

На самом деле, это был просто прекрасный день для ссоры. Как к месту раздор во время любых сборов и ремонтов, так и здесь он идеально подошел, чтобы сделать работу нескучной. Личные разногласия тут были ни при чем.

Но техник думал иначе. Он решил, что ссора эта – совершенно серьезная.

– Значит, так, – сказал он сердито. – Пошли обе прочь из моей квартиры! Не хочу слышать ни ваших перепалок, ни едких уколов в свой адрес! ПРОЧЬ! – крикнул он так, что даже Ди услышала и недоумевающе обернулась.

Саша стояла и смотрела на него, но вовсе не ужасаясь и не делая виноватый вид, чего он ожидал, а даже с каким-то умилением.

– Зацени, Ди, этот ботаник пытается поступить по-мужски и взять все в свои руки! Как трогательно!

Она смахнула фальшивую слезу.

– Это его первые шаги в брутальности! Какой момент нам выпало наблюдать! Давай, ботаник, жги! – сказала она.

И «ботаник» с непередаваемой гаммой эмоций на лице, состоявшей из ярости, удивления наглости девушки, отвращения и недоумения, молча выставил обеих за дверь своей квартиры.

– Как это мило! – снова воскликнула Саша, уже стоя на лестничной клетке.

– Ох, ты серьезно? Серьезно? Мы с ним только что поссорились вообще-то! – вскричала Ди. Она даже достала наушники. – Твои глупые шуточки нас всех уже раздражают, иногда болтовня и кривляния неуместны!

– Но в большинстве случаев… – воодушевленно начала Саша.

– Хватит! – Диана вставила наушники обратно и начала быстро спускаться. Через пролет она обернулась. – Я больше не могу выносить твои приколы, это становится уже не смешным! Ты переходишь рамки! Так что разберись со своей патологической шутливостью, и только потом начинай общаться!

– Мне тоже твоя серьезность надоела, может! И музыка! Не кидай мне ее больше!

Ди уже спустилась и хлопнула подъездной дверью. Саша немного постояла на лестнице и тоже пошла вниз.

– Ах, какая замечательная ссора, – восхищенно прошептала она.

Впрочем, ссора оказалась не такой замечательной, какой она сочла ее сначала. Две девушки и парень не разговаривали друг с другом день, другой, третий, избегали друг друга в школе и не встречались после уроков. Такая серьезная ссора у них была впервые, и когда Саша поняла, что они молчат вовсе не из-за трепета перед спорщицкими качествами друг друга и еще не прошедшего немого восхищения впечатляющей ссорой, а совсем по другой причине, она поникла духом.

Кроме того, все чудесные, безумные и героические идеи куда-то исчезли, когда друзья ушли из жизни и закрыли за собой дверь… И в один вечер она решилась на отчаянный шаг.

Ди взяла трубку быстро.

– Ну что? – спросила она, пытаясь придать голосу холодности. Но Саша различила в нем нотки печали.

– Ди, прости меня, – виновато начала она. – Мы не должны были ругаться… Без вас двоих мне очень-очень плохо. Я знаю, что со мной плохо вам… но вы уж постарайтесь меня немножко потерпеть, потому что без вас у меня кончаются идеи, и я думала, что сделать сегодня, а получился только салат из макарон… – Кажется, получалось совсем не то, что она хотела сказать. Но, к ее удивлению, Ди на том конце провода ответила.

– Да и мне тоже скучновато без твоей болтовни. Я погорячилась тогда… что там про большинство случаев? Так вот, я подумала – и легче терпеть тебя в меньшинстве случаев, когда шутки неуместны, чем не слышать их, когда они нужны. Прости.

– Нет, это ты меня прости! Твоя музыка, может, она и неплохая, но для тебя, а не для меня, потому что о вкусах не спорят… – скороговоркой начала она.

– Ты уже говорила с ним? – перебила Ди. Саша поняла, с кем.

– Еще нет.

– Я тоже! – взволнованно ахнула подруга. – Это же катастрофа! Наверняка он еще сидит и дуется! Срочно идем мириться!

– Встретимся возле его подъезда! – подхватила Саша. – До встречи!

Она положила трубку и начала собираться. Мысли в голове плясали. Ура! Ура! С Ди помирились! Дело за малым!

Встретившись у подъезда, девушки переглянулись и молча кивнули друг другу. Они вместе стали подниматься и, достигнув двери друга, обе замерли, прежде чем позвонить, собираясь с духом. Наконец Ди нажала кнопку звонка.

Открыли через полминуты, когда обе девушки уже подумали, что дома никого нет.

На пороге стоял он.

Его тусклый взгляд был еще тусклее, чем обычно; на руках не было перчаток, на лице не было хотя бы защитной маски, а на голове – шлема, каски, ушанки или кепки; на нем не было фартука, бронежилета, костюма химзащиты или крутого экзоскелета; обут он был в самые тривиальные домашние тапочки. В общем, он больше не выглядел как техник, а выглядел как обычный худой несимпатичный парень в поношенной домашней одежде. И обе девушки даже нашли эту его внешность нормальной!

– Это не нормально, – сразу шепнула Диана подруге.

Подслеповато щурясь (он ведь был даже без своих очков!) техник, который перестал казаться самим собой, спросил:

– Зачем вы пришли?

Слова прозвучали немного грубо, но подруги проглотили это.

– Мы хотим помириться, – заявила Саша. – Прости нас… ну, меня, зато, что мы тебе устроили, что я на тебя накричала, и мои подколы тоже прости. Я подумала о своем поведении! Мне плохо! Диана вообще была ни при чем! Когда мы уже снова пойдем изобретать??

– Оно вам надо? – спросил парень. – Вы серьезно? Вам нужен именно я, а не кто-то другой? Гениев сейчас полно. Найдите себе подходящего.

Он поморщился, а в его взгляде читалась тоска.

– Прости-прости-прости нас! – жалостливо протянула Саша. Она полезла обниматься, но их бывший техник отстранился.

– Серьезно? Это ты мне говоришь? Странно, что ты вообще здесь. Ведь ты даже не помнишь моего имени! Даже Диана помнит! И не надо закатывать глаза, я прав!

– Обещаю, я вспомню его! – сказала Саша. – Диана мне напомнит! Правда, Диана?

Вместо ответа Диана услужливо напомнила.

– Вот видишь! Наш коллективный разум помнит тебя! И нам нужен именно ты, потому что остальные гении…

– Слишком заносчивые, занудные, просят денег, дают денег, не нашего возраста, не нашего вида и вообще не с Земли, не дают денег, когда их просят, не любят котят, не любят щенков; не едят лапшу из фаст-фудов, придумывают тупые отговорки, влюбляются в нас; влюбляются не в нас и начинают жить своей жизнью; называют идеи безумием, а безумие – идеями; либо они гении и полностью подходят, если только не одно но – они злобные… – Ди перечисляла, загибая пальцы, а когда свои кончились, она взяла руку Саши и начала загибать их на ее руке. Та была не против, но выглядела чуточку удивленной.

– Откуда у тебя такой богатый опыт общения с гениями? – спросила Саша.

– Половина перечисленных случаев была встречена, пока мы искали нашего техника. Вторую половину я придумала, добавив ее во фразу так, чтобы она выглядела колоритной, правдоподобной и художественно завершенной – так, чтобы она хорошо смотрелась в напечатанном тексте и вызывала непроизвольные сокращения нижних лицевых мышц.

– С каких пор ты так говоришь? – снова удивилась подруга.

Раздалось покашливание. Техник выжидающе смотрел на них, сложив руки на груди.

– Ах да! – спохватилась Саша. – В общем, ты нам очень нужен, потому что ты лучше всех остальных гениев, а без тебя мы не можем!

Он вдруг печально вздохнул и опустил голову.

– Я без вас тоже не могу, – признался он. – Нехорошо я вас тогда выгнал… Но вы же меня уже простили? Я пытался что-то делать, но ничего не получалось, расстроился и не был в лаборатории уже кучу дней…

– Так пойдемте же туда скорее все вместе и что-нибудь соорудим! – радостно воскликнула Саша.

– У меня уже чешутся руки! – развеселился парень.

– Обнима-а-ашки?

Диане и технику пришлось подчиниться, чтобы не портить момент.

Счастливые помирившиеся друзья отправились в лабораторию, по пути болтая о событиях за последние дни, когда они не общались.

– Я заплела двенадцать косичек из косичек!

– Я посмотрела три боевика за один вечер!

– Я купил носки!

– Ого! Не может быть! – хором протянули подруги.

– Главное, не потерять их снова, – задумчиво сказал техник.

– Это как мы, я поняла! – сказала Саша. – Мы три носка, которые всегда должны быть вместе! Друг без друга мы ничто!

– Носка? Три? – подняла бровь Ди.

– Инопланетянских! Одна нога для прыганья, вторая для беганья, а третья для пинания!

– Удобно им! – хихикнула подруга.

– Но это же ассиметрично! – возразил техник. – Все позвоночные обладают симметричным строением скелета, и…

– Зану-у-да, – снова в один голос сказали подруги и беззлобно рассмеялись. Парень тоже улыбнулся.

Так, весело разговаривая, они дошли до лаборатории. Но, к удивлению всех троих, дверь туда оказалась открыта.

– Ой-ой! В нашу только что отремонтированную совершенно пустую лабораторию с голыми белыми стенами проникли воры! – воскликнула Саша.

– Это очень печально! – тоже забеспокоилась Ди. – Ведь они там ничего не найдут и уйдут грустными!

Только техник выглядел по-настоящему взволнованным.

– На самом деле, я перетаскал туда все один, так что она не пуста!

– Ой-ой.

Они прошли внутрь, и увидели своих непрошеных гостей.

– Эй! Гости! Как вы сюда попали, я же закрывал дверь! – закричал техник.

– Гы-гы, – сказал один гость, на чьих штанах были самые растянутые коленки. – Ты че как лох?

Гости сидели на кортах на полу и лузгали семечки. Гостей было трое. Все они были одеты в спортивные костюмы и кепки, один гость был без передних зубов.

– Рвыщфылгыбры, дай семки! – сказал второй гость. Тот, кого он назвал этим странным именем, передал ему пакет.

Один вид этих гостей, похоже, раздражал техника. Он весь покраснел, и его глаза метали гром и молнии сквозь надетые перед выходом очки. Да, это были специальные очки с функцией ретрансляции эмоций в голографическую картинку погоды, меняющуюся в зависимости от настроения. Например, пока друзья шли по улице, очки транслировали безоблачный солнечный день. Относительно недавнее изобретение троицы, которое, на удивление, еще не успело взорваться.

– Он сейчас опять начнет включать режим крутого ботана, – шепнула Саша подруге на ухо, с восхищением глядя на парня.

– Вы!! – сказал техник угрожающим тоном.

– Он и правда это делает, – шепотом умилилась Саша.

– Вы!! – повторил он еще более грозно. – Вы!!!

– Он вообще будет продолжать? – шепотом спросила Диана.

– Не знаю! Смотри и увидишь! Я видела действующего крутого ботана только один раз, но он молчал! Так что не в курсе, что они говорят в таких случаях, – так же шепотом ответила Саша.

– Мы, – меланхолично сказал один из гостей в кепке с самым большим козырьком и Громко И Нагло Разгрыз Семечку!

– Вы – не интеллигентные, не одаренные большим умом, бескультурные, неряшливые и невежливые! – вскричал техник. Очки транслировали грозу и ураган. – Кто вы вообще и что тут делаете?!

– Он что, не знает слова «гопники»? – тихо спросила Саша. Диана пожала плечами.

– Мы хаваем семки! Мы мимикрируем под внешность и поведение землян! – гордо объявил один из гостей.

– Да! Мы пришельцы, а это место нашего пришествия! Йоу. Теперь это наше помещение! Убирайтесь в свой район! – сказал другой, и все трое загоготали.

– Инопланетяне???! – восхищенно вскричала Саша. – Потрясно! А где у вас третьи ноги?

Ди приложила руку к лицу и покачала головой.

– Валите отсюдова, а то мы ща вам такую ногу покажем! – взоржал один инопланетянин и плюнул в девушку шкуркой семечки.

– А правда, что ваша слюна состоит из кислоты? – оживилась Саша. Диана насилу оттащила подругу в сторону выхода. Техник еще пару секунд метал гром и молнии, но вдруг они сменились мрачным ливнем. Он развернулся и покинул лабораторию. Гости улюлюкали им вслед и кричали «Давайте до свидания!»

– Что же делать! Мы ее потеряли! – горестно произнес он. – Наша новенькая, отремонтированная, чистая и еще не взорванная лаборатория…

– Они инопланетяне! – восхищенно шептала Саша, глядя куда-то вверх.

– Они мимикрировали под землян, – сказала Ди. – Похоже, что под первых встреченных землян… Кажется, мне стыдно за Землю. Как они агрессивно себя вели!

– Он плюнул в меня своей кислотой, это неприемлемо! – закивала Саша. – Но вы зря меня увели, он обещал показать…

– Поверь, ты не захотела бы этого видеть, – перебила ее Диана.

– Что же делать, что же нам делать! – схватился за голову техник.

– Бороться! – провозгласила Саша. – И побеждать! Но сначала мне надо выгулять собаку.

– Что ж, пошли-и, – безрадостно протянул парень. – Моя лаборатория!! Все наше оборудование!

Он закрыл лицо руками.

– Не плачь. Не плачь. – Ди покровительственно похлопала его по спине.

– Но наши крутые высокотехнологичные супер-опасные игрушки, – пожаловался он.

– Мы их все вернем! – пообещала Саша.

 

Они зашли за Энькой и теперь гуляли.

– Ну, какие будут идеи? – спросила Ди.

– Натравить на них Эньку! – радостно прорычала Саша.

– Построить еще одну лабораторию? – робко предположил техник, выпятив губу, словно собирался разреветься.

– Найти настоящих гопников и попросить их помочь нам!

– Ага, они только объединятся с себе подобными, – проныл парень.

– Тогда – закидать их твоими отвертками!

– Отвертки тоже в лаборато-о-ории! – протянул он жалостливо.

– Закидать их моим салатом из макарон??

– Они слишком мя-я-ягкие!

– Притвориться неформалами! Неформалы – враги гопников!

– Да, только это их обычно бьют, – заметила Диана.

– А мы притворимся крутыми неформалами! Панками! Или байкерами! Или байкерами-панками!

– Такие вообще бывают? – удивилась Ди.

– О чем ты! Если существуют мимикрирующие инопланетяне с тремя ногами…

– Все, все, хорошо, я поняла, – согласилась девушка.

– От притворства у меня мускулы не вырастут! – плаксиво сказал техник.

– А ты изобрети машину для их наращивания!

– Все оборудование в лаборато-о-ории!

– Да ты хоть прекратишь ныть?! – воскликнула Саша. – Ты хуже Эньки, выпрашивающего чего-бы-быстро-сожрать!

– Вообще-то, если бы вы тогда не устроили эту ссору, то мы бы провели эти дни в лаборатории и не сдали ее без боя!

– Ах, это мы, значит, виноваты? – вскипела девушка.

– Да, вы! – зло крикнул техник. – Мое обору-у-у-у-удование! – снова заныл он.

Ди смотрела на них, и поняла, что проблему надо быстро решать, иначе все они снова поссорятся. Она быстро выдернула штекер наушников из телефона, и музыка полилась из динамиков.

Она было спокойная, но живая, необычная, притягивающая и даже гипнотизирующая. Оба спорщика тут же повернулись на ее звуки.

– Ого! – восхищенно сказала Саша. – Так ты это слушаешь все время?

– Понятно, как ты всегда сохраняешь самообладание! – сказал техник.

– Саш, тебе стоит чаще пропускать то, что я скидываю, и тогда ты будешь еще не так удивлена! – улыбнулась Диана.

– Обещаю, я больше не пропущу мимо ушей ни одного твоего трека! – воскликнула подруга. – У меня теперь даже появилась идея. Ди, может, мы опробуем твою волшебно-умиротворяющую музыку на наших инопланетных гостях?

Так они и решили. Заведя домой собаку и проверив заряд Дианиного телефона, они направились к лаборатории. Даже техник успокоился и выглядел не таким понурым. Интерес к грядущему эксперименту зажег блеск в его глазах.

Без лишних слов друзья вошли внутрь, и Диана включила трек. Инопланетяне не успели ничего сказать им при входе, а теперь, слушая, молчали и менялись в лицах. Саша тоже наслаждалась, звучанием инструментальной мелодии.

Трек закончился. Гоповатые инопланетяне сидели с выражением глубокой мысли на лицах, которое диссонировало с их костюмами и пакетом семечек.

– Клевый музон! – наконец проронил один из них.

– Он открывает самую душу, – смахивая слезу, проговорил второй.

– Мы не знали, что на Земле есть другая музыка, кроме репчика! – добавил третий.

– Эта мелодия заставила нас понять все, – сказал инопланетянин. – Простите нас!

Он встал. Ди торжествующе переглянулась с друзьями.

– Мы хотели всего-то влиться в земное общество. Мы просканировали местность, нашли пустующее жилье и открыли дверь межгалактической отмычкой. И выполнили полное копирование первых встреченных особей.

– Это заметно, – сказала Саша.

– Ну и культура у наших соотечественников, – пробормотала Ди. – Даже перед инопланетянами стыдно.

– Ничего! Мы их быстренько отучим от сленга и научим говорить по-французски, раз им твоя музыка нравится!

– Вы ведь теперь отдадите нашу лабораторию? – с надеждой спросил техник.

– Конечно! – закивал самый беззубый. – Только включите еще этой музыки, пожалуйста!

– А не так уж она и плоха, если перевоспитала инопланетян, косящих под гопников! – отметила Саша.

– Да что вы! Это самые прекрасные звуки, что мы слышали! – сказал инопланетянин.

– И вам еще много прекрасного предстоит услышать! – заверила Диана.

Через минуту они сидели в обнимку с инопланетянами и слушали космически-затягивающие, виртуозно-электронные и инструментальные треки вперемешку с мелодичными и французскими песнями с запоминающимся вокалом.

– Какой сегодня прекрасный день! – сказала Саша. – Мы помирились не только друг с другом, но и с инопланетянами!

– Кстати, если тебе не нравится моя музыка, можешь не слушать, – миролюбиво улыбнулась Диана. – На вкус и цвет товарища нет!

– Что ты! У тебя она действительно вкусная, и теперь я наоборот ее всю скачаю!

– А можете, пожалуйста, включить еще раз вот эту про «Желтый сыр»? – вежливо попросил один инопланетянин.

– Она называется «J’ai lassé»! – хохотнула Диана. – Конечно, могу!

– Спасибо! – сказал инопланетянин и в благодарность скопировал внешность Дианы.

– Мне тоже нравится! – объявила Саша. – Ух ты! Какие вы одинаковые!

Только техник сидел в сторонке, потому что не любил спокойной музыки. Он достал собственные наушники и слушал то, что ему нравилось. Но к нему вскоре подошел один из инопланетян и попросил наушник.

– Я так устал от этих сонных мелодий, – сказал он.

– Да, конечно, держи, – ответил техник.

Инопланетянин на пару секунд завис, а потом одобрительно закивал.

– Вот это я называю настоящей музыкой! Так похоже на ту, что у нас дома! Как это называется у вас на Земле?

– Дабстеп, – ответил техник, довольный, что хоть кому-то понравилось. Инопланетянин с наслаждением слушал еще две минуты до конца трека, а потом задумчиво произнес:

– Знаешь, я думаю, мы не будем захватывать вас, мимикрировав под ваших основных политических деятелей и установив свои порядки. Думаю, я полечу домой – что-то я так соскучился по звукам дома! Твоя музыка напомнила мне их. Но она ничуть не хуже! Ты ведь изобретатель? Можешь изобрести носитель, на котором я мог бы унести эту музыку с собой и передать на свою домашнюю вычислительно-развлекательную машину? Я был бы очень благодарен.

Техник слушал его с открытым ртом.

– Стоп-стоп-стоп. А вы что, собирались нас захватывать??

– Ну, я уже передумал. Думаю, они тоже, – он кивнул в сторону двух других инопланетян. Оба скопировали внешность Дианы, и теперь три одинаковых девушки (и одна неодинаковая) сидели рядком.

– О превеликие макароны, – тихо и ошарашенно пробормотал техник. – Выходит, мы только что спасли Землю?

– Ну, для вас это так, – поскучнел инопланетянин. – Но это ведь совсем не важно! Так ты сделаешь носитель?

– Для вас – что угодно, мои дорогие меломаны, – ответил побледневший техник, слишком уж широко улыбаясь и чересчур энергично пожимая его руку.

Сейчас он был настолько счастлив, что его радости хватило бы на все семь с гаком миллиардов землян.

Законы физики, чай и малю-юсенькое ЧП

Пролог.

– У нас тут небольшое ЧП.

– Что, опять?

– Ну конечно. Я чай пролил.

– Это не ЧП. Это обычная для тебя ситуация, – усмехнулась девушка в трубку, хотя собеседник этого, конечно, не видел.

– Да нет. Говорю тебе! Это ЧП!

– Позови, пожалуйста, Диану, и кончай разглагольствовать.

– О, прости… Тут небольшая заминочка. Ты не могла бы позвонить ей сама?

– Что ты опять натворил?!!

 

Глава 1, еще до пролога

Он закрутил последний болт и поправил ключом очки. Это происходило в квартире, потому что их «лаборатория» была взорвана после одного прошлого эксперимента с реактивным табуретом.

– По-моему, всё.

Ди оценивающе окинула взглядом очередной громоздкий прибор и открыла рот, чтобы высказать свое мнение по поводу его.

– Знаешь, я старался, – просиял техник, предвосхищая ее попытку что-то сказать. – Я знал, что тебе понравится, ведь оно довольно изящное, симпатичное, и сама идея… В общем, тут вы должны обе изумляться, потому что это все я придумал сам.

– Неплохо, – выдавила Диана.

Штуковина возвышалась до потолка и вызывала чувства, средние между благоговейным восхищением и паническим ужасом. Это выглядело грандиозно, очень устойчиво, мощно…

– Для чего оно предназначено? – спросила Диана.

– Для полётов! – гордо заявил техник.

Диана вздохнула. Конечно, рабочими руками был техник, Саша обычно подавала идеи и мешала, ну а сама Диана отвечала за соответствие очередного «произведения» здравому смыслу.

Идея у прибора присутствовала, техническая составляющая поражала, а вот здравый смысл…

– Знаешь, разве оно не слишком громоздкое для полётов? – спросила девушка.

– Нет!! Так я скоро и сам научусь придумывать… И вы мне будете не нужны, – он широко улыбнулся. Повисла неловкая пауза. Улыбка не пропадала.

– Надеюсь, под «не нужны» ты не подразумеваешь, что угробишь нас одной из таких штук, – наконец пробормотала Диана, вновь смерив взглядом изобретение.

– О, нет, конечно, – спохватился техник, снял очки и от волнения протёр их. – Вот это вот – моя благодарность. За всю помощь. Самостоятельный дебют, так сказать, в качестве изобретателя.

– Думаю, стоит дождаться Саши и протестировать всем вместе, – предложила девушка.

– Тестируете вы, – напомнил техник с улыбкой, похожей на улыбку консультанта в магазине и на улыбку злодея одновременно. От её вида Ди поморщилась.

– Скажи, оно само летает? Не слишком ли…

– О, нет! – перебил техник. – Оно помогает, так сказать, воспарить – в прямом смысле…

– Я боялась чего-то подобного, – прервала его Ди.

– Нет, что ты! Всё точно выверено! Полет длится минуту, а потом ты спускаешься. Вот этот модуль отвечает за зависание тела в воздухе, и…

– Слушай, да это же здорово! – воскликнула Диана, прервав друга. – А если продлить полёт, то представь, в скольких областях это могло бы пригодиться!

– Нет, – печально сказал техник. – Дольше минуты никак – я рассчитывал.

– А что не позволяет? – из вежливости поинтересовалась Ди, мало что смыслившая в сложной терминологии.

– Законы физики, – вздохнул парень.

– О. От них всегда только проблемы, – согласилась девушка.

Глава 2.

– Я все равно не собираюсь это тестировать без Саши, – заявила Ди.

– Тогда мы можем отметить! Мое вступление на путь самостоятельного изобретательства! – предложил техник радостно.

– Я, конечно, рада за тебя, – начала Ди. Парень не дослушал ее, унесся на кухню и вернулся с двумя чашками и тарелкой маленьких конфеток в фантиках.

Они были настолько маленькими, что казалось, что снятие обертки займет больше времени, чем поедание одной конфетки, а полученная от нее энергия будет меньше затраченной на развертывание.

Ди отказалась. Она достала из кармана и надела наушники, а чашку взяла из чистого участия. Девушка не любила чай.

Диана погрузилась в музыку, и, задумавшись, даже сделала пару глотков.

Техник тем временем принялся что-то рассказывать, и один наушник пришлось достать.

Оказалось, он опять говорит про свою машину полетов. Ди слушала музыку и находила, что движения губ парня вполне подходят к пению солиста, а жестикуляция местами попадает в ритм.

Да-да, он жестикулировал чашкой чая, опираясь локтем на свою мега-громоздкую машину. Девушка выдернула из уха второй наушник и подошла, чтобы остановить этот беспредел в нарушении техники безопасности.

Вышло так, что в это время он сделал крайне резкий взмах рукой.

Чашка задела Ди, свободно и счастливо воспарила в воздух и, описав в воздухе эффектную параболу, вылила весь чай на сложный агрегат и красиво разбилась об пол.

Аппарат немного заискрил и совсем чуть-чуть пострелял коротенькими молниями в воздух, а потом неожиданно затих.

– Кажется, это была какая-то важная часть системы? – недовольно сложила руки на груди Диана. – По крайней мере, это самый короткий период между созданием изобретения и тем, как ты его испортил.

Техник стоял с открытым ртом, не в силах закончить фразу. В его глазах застыло жалкое выражение. Пару секунд он изображал из себя изваяние, но вдруг подорвался с места, бросился нажимать какие-то кнопки.

– Нет-нет, нет, оно должно работать! Я не мог так… Ди, отойди вон в ту зону!

– Вот что бывает, когда не соблюдаешь ТБ, – спокойно констатировала девушка, послушно отходя в указанное место. Техник нажал какую-то кнопку.

Внезапно Ди ощутила, как ее ноги отрываются от пола.

– Эй!!

– Фух, работает, – облегченно вздохнул техник.

– Воу-воу-воу, что ты сделал? – возмутилась Диана. – Верни меня на место! Я думала, ты просил отойти из опасной области!

Она легонько стукнулась головой о потолок и взлет прекратился. В чашке чая в ее руке аккуратно звякнула ложечка.

– Это тест, – спокойно пояснил техник. – Изобретение в порядке. Ты будешь внизу ровно через минуту.  Можешь засечь время, – криво усмехнулся он.

Ди, хотела что-то возразить, передумала, насупилась и продолжила слушать музыку.

Через несколько треков, погрузивших ее в прекрасные раздумья, Ди вдруг обнаружила себя все еще в воздухе. Техник что-то кричал внизу. Она яростно выдернула наушники.

– Это что еще такое?! – закричала ему девушка.

– Это чай!!! – крикнул техник. – Он что-то меняет!

– А как же твоя пресловутая физика? – рассердилась Ди. – Я хочу вниз!

– Я ничего не могу сделать!

– Действительно, не можешь, – разъяренно воскликнула Ди. – Ты действительно не можешь ничего сделать нормально!!

– Прости! Я не буду больше таким невнимательным!

– Спущусь – ты вообще не будешь! – яростно пообещала Ди и заткнула уши наушниками.

Музыка если не решала проблемы, то хотя бы не создавала новых.

Глава 3, после пролога и долгого объяснения с пересказом первой и второй главы

– О боже, вы читали «Мэри Поппинс»? – восхищенно спросила Саша. – Чаепитие в воздухе!

Она вошла в комнату. В руках болтался рюкзак.

– Что? – спросила Ди. Выглядела она крайне сердитой.

– Ну, мисс Персиммон, не будьте такой серьезной, – так и покатилась со смеху девушка. Кажется, ее никто не понял, а Ди сделала еще более недовольное лицо и, помогая руками, отлетела к шкафу. Техник почесал в затылке.

– В общем, выходит, что чай нарушает законы физики, – виновато произнес он.

– О, я всегда знала, – обрадованно заявила Саша. – И все-таки, сколько она еще будет летать?

– Неизвестно, – вздохнул парень. Ди демонстративно делала вид, что не слушает, но тут со стороны шкафа раздалось недовольное хмыканье. – Видимо, пока не высохнет чай, попавший внутрь системы, – добавил он с надеждой.

– Машина полетов, работающая на чаю… – на лице Саши появилось мечтательное выражение. – Чай и полеты. Композиция воплощения моего счастья.

Она сладко вздохнула и прошла в комнату, отбрасывая рюкзак в угол.

– Чем можно помочь? – почти моляще спросил техник.

– Не знаю, наукой занимаешься тут ты, – беспечно пожала плечами Саша. – Я здесь только ради веселья.

Она вдруг вышла и вернулась с чашкой чая.

– Где, говоришь, она стояла? – расслабленно спросила Саша.

– Вон там, – махнул рукой техник.

– А покажи мне механизм. Помнится, раньше я разбиралась в физике…

Ди свирепо посмотрела на чай в руках подруги, потом на агрегат, но опять ничего не сказала.

Техник подошел вместе с девушкой к аппарату и начал что-то объяснять, долго и муторно. Саша кивала головой. При этом на ее лице было какое-то подозрительно хитрое выражение.

Потом она переспросила:

– Ты эту кнопку нажимал?

Техник кивнул.

С видом крайнего удовлетворения Саша коснулась заветной кнопки и тут же взлетела.

– Эй! – воскликнул парень. – Я думал, ты пытаешься решить проблему!

– Нет, серьезно никто не читал «Мэри Поппинс»? – заливалась хохотом Саша. – Серьезно?

Техник сердито посмотрел на нее исподлобья. Сверху выглядело уморительно.

– Ох-ха-ха, на меня теперь напала смешинка! – новый прилив хохота уже душил ее. – А у вас тут вкусный чай!

Немножко чая пролилось технику на голову и снова – на аппарат. Техник быстро и рассерженно вытер волосы рукой.

– Еще плюс неизвестно сколько минут полета, – констатировал парень.

Саша хохотала, едва не расплескивая чай.

Ди, повернувшись от шкафа, увидела подругу в воздухе и безмолвно приложила руку к лицу.

Техник, закончив распинаться на тему того, как важно соблюдать правила безопасности, вдруг плюнул, унесся на кухню, вернулся с чаем – и никто даже не заметил, когда он ткнул рукой в кнопку.

– Я читал «Мэри Поппинс», – немного сердито и обиженно сказал он, взлетая на уровень подруг. – И не читал правила техники безопасности. Ди, ты была права, – буркнул он и хлебнул чая. На его губах, несмотря на нахмуренные брови, проступила улыбка.

– Ты что-то сказал? – нарочито надменно переспросила Ди, поднимая бровь и доставая наушник из уха.

Саша снова расхохоталась, и чай, прыснувший у нее изо рта, опять полился вниз. Ди закатила глаза, но она уже тоже улыбалась.

Приключения в виртуальности

Глава первая.

Ох, это утро было необычным!

– Ты уверен, что это безопасно, и мне, скажем, не закоротит мозги, когда я вот это надену? – Девушка с подозрением повертела шлем в руках и очень осторожно положила на место.

– Абсолютно уверен. – Техник почесал отверткой затылок, подвернул ею же какой-то болтик на шлеме и улыбнулся, продемонстрировав зубы, из которых парочка отсутствовала на своих местах. Это были последствия одного из прошлых изобретений, о котором даже вспоминать было страшно, потому что техник испытывал его сам. Самому ему всегда было почему-то страшнее, чем когда две подруги были на местах испытателей.

– Почему именно мы должны тестировать твои безумные изобретения? – возмутилась вторая подруга и оглядела некогда белые, а теперь испачканные и исцарапанные стены их «лаборатории».

– Наверное, потому что вы подаете мне эти безумные идеи, – еще шире улыбнулся техник, но это выглядело как-то фальшиво. – И еще вы – мои единственные друзья.

– Да, и больше никто мои идеи не реализует, – вздохнула Саша.

– Ну что ж, виртуальная реальность ждет! – пригласительным жестом техник указал на два одинаковых кресла с одинаковыми клубками проводов и одинаковыми шлемами на одинаковых столиках по правую руку. Ему не терпелось начать тестирование и проверить все показатели приборов.

– Я бы лучше пиццы в той кафешке поела, – проворчала Диана.

– Мы ее разнесли еще неделю назад, – сквозь зубы напомнила Саша. – Хотя, она все равно была так ужасна…

– Да, это точно. Хорошо, что нас не засекли, – вздохнула подруга.

– Ведь мои жилеты-невидимки идеально работали, – кивая, заулыбался техник.

– И идеально взорвались, – тоже закивала Диана.

– Ничего, вы же успели их скинуть до второго взрыва…

– Иногда я думаю, что лучше бы мои мысли вообще не воплощались в реальность, – вздохнула Саша, садясь в кресло.

– С вами так весело! – воскликнул техник. – Вот, правильно, садитесь, пристегивайте ремни

– А это еще зачем? – нахмурилась Диана. Техник продолжал лыбиться.

– Если вас выкинет с кресел во время того, как они будут двигаться, создавая виртуальные перемещения, а вы будете в шлемах, пристегнутых к вашим головам, то вас или задушит, или взорвет. Обязательно, – не переставая улыбаться, заверил он. Потом вдруг понял, что улыбка неуместна и разом как-то даже погрустнел.

– И мне будет негде брать идеи и не на ком их испытывать, – печально закончил он.

– Ладно уж, – опять вздохнула Диана, пристегиваясь, – валяй, включай свою виртуальность.

Глава вторая.

Сначала была темнота, а потом послышался голос техника: «Включаю тестовую реальность! Приготовьтесь, девочки!», и темнота начала расплываться и делиться на кусочки.

– Реальность будет генерироваться сама, я только заложил определенные законы, – вновь раздался голос парня. – Вам же будет казаться, что вы находитесь в ней. Взаимодействие минимально.

– Прикольный вон тот огромный и ужасный динозавр, – сказала Саша. – Никогда не думала, что они в крапинку.

– Да, интересный окрас, – согласилась Диана.

Вокруг них в прямом смысле разворачивался мир – мир доисторических чудовищ, где царил закон клыка и когтистой лапы. Причудливые цветы с непонятными отростками, такие яркие, что глаза не могли сразу привыкнуть, развесистые папоротники и деревья с влажными лианами сгустились вокруг девушек, словно настоящие. Над всем этим растянулось широкое и синее небо.

– Мне тут нравится. А больше всего нравится то, что по-настоящему нас не съедят, – рассмеялась Саша.

– Ну что ж, пойдем рассматривать динозавров и вулканы… Эй, а как нам тут перемещаться?

– Просто представьте, что идете, – ответил откуда-то из глубины неба техник.

– Да, спасибо, чувак-имя-которого-я-забываю-все-время, – сказала Саша. Техник обиженно назвал свое «длинное и трудно запоминающееся» имя (уже аж в пятьдесят третий раз за их знакомство).

– Да, точно, а я и забыла совсем, – развеселилась девушка.

– Неужели вам так наплевать на меня, что вы забываете, как меня зовут? – расстроился парень.

– Ну, если я когда-нибудь напишу про нас серию рассказов, то я обязательно – обещаю! – вспомню твое имя и упомяну его там! – обнадежила Саша.

– Остается надеяться…

– Саш, смотри! – воскликнула Диана. Мимо них пробегала стайка маленьких и быстрых ярко-голубых динозавриков.

– Ути-пути, какие милашки! – восхитилась подруга. – Если бы не Энька, я бы держала такого дома!

Вдалеке послышался грохот и откуда-то из-за края неба повалил дым.

– Наверное, это наш вулкан, – предположила Диана. – Нам нужно туда!

– Представьте, что вы уже там, – отозвался техник. Его голос все еще звучал обиженно.

– О’кей, – сказала Диана и исчезла из Сашиного поля зрения. Саша ойкнула и изо всех сил подумала о вулкане, покрепче зажмурившись. Открыв глаза, она обнаружила себя уже возле его подножия рядом с подругой. Вулкан действительно извергался, и стаи ярких птиц снимались с ближайших деревьев, с криками улетая прочь. Лава, исторгнутая из недр земли, бурлила и лилась из жерла вулкана прямо к его подножию. Все это сопровождалось треском камней, раскалывающихся под горячим потоком и жутким грохотом. Но никакие движения этого иллюзорного мира не касались двух девушек, крепко пристегнутых к креслам.

– Виртуальность что надо, – заметила Саша. – Ты обязан сам ее попробовать.

– Мне интереснее было программировать ее, – отозвался техник откуда-то из вулкана.

– Ну хорошо. А мы теперь можем увидеть доисторический закат? – попросила Саша.

– Да, пожалуйста, – обычным голосом ответил он, и тут же послышался стук клавиш. После этого все быстро поменялось, и вот подруги уже находятся на отвесной скале, а прямо напротив них падает за горизонт алый солнечный диск, немного дрожащий в теплом воздухе.

– Красота, – одновременно выдохнули обе и рассмеялись этому.

Закат скоро догорел, солнце тихо спряталось, и на доисторические джунгли спустились не менее доисторические сумерки. На небосводе появились звезды, и созвездия выглядели несколько иначе, чем на современном небе. Тишину нарушали лишь крики птиц и рев какого-то динозавра вдали.

– Небось колыбельную детишкам поет, – улыбнулась Саша.

Они посидели на «скале» еще немного.

– Да, хорошо тут, – вздохнула Диана. – Только что-то спина затекла. Долго сидим, и кресла не первой мягкости. Пусть нам и кажется, что мы двигаемся.

– Хорошо, я вас отсоединяю, – сказал техник, и после стука клавиш виртуальная реальность куда-то уплыла, а на ее место вернулась обычная.

– Ты просто гений, – похвалила Саша, снимая шлем. – Не думала, что такое возможно сделать и – сделать так круто.

– Да, – Диана похлопала приятеля по плечу, – спасибо тебе за классный аттракцион.

– Завтра можем попробовать другую обстановку, – предложил техник.

– Сейчас я бы хотела попробовать что-нибудь съедобное… А потом попробовать на зуб гранит науки, – сказала Саша.

– Да уж, – вздохнула Диана, обе посмотрели друг на друга и хором протянули:

– Математика!

– А я свою сделал, – улыбнулся им техник.

– Ты вундеркинд, это не считается…

– Ну что ж, по кружке чая – и по домам, – предложил парень. Все согласились.

Глава третья.

Ночью Саша с трудом засыпала. Ей почему-то мерещились динозавры – рядом, как в виртуальности, только совершенно осязаемые и реальные. Казалось, она даже слышала их рев. Заснуть удалось только под утро. Рев мысленных динозавров утих лишь тогда…

Будильник прозвонил несколько назойливее, чем обычно, и отключать его и спать дальше резко расхотелось. Девушка лениво потянулась, поднялась и стала собираться в школу. Доставая учебник из тумбочки она мельком глянула в окно. Но что-то заставило ее остановить взгляд на нем и выронить из рук учебник…

 

– Что ты делал прошлой ночью?! – трубка трещала и никак не могла передать всей громкости голоса подруги, хотя ухо уже страшно болело.

– Я? – Он сонно протер глаза. – Я где-то до четырех совершенствовал нашу виртуальность. Потом заснул… – Техник со сложным именем лениво зевнул. – Прямо в лаборатории.

– И что ты успел и не успел досовершенствовать?! – вскричала Саша. Техник почесал свободной рукой затылок и усмехнулся в трубку:

– Откуда такой интерес к науке, ты же никогда…

– Да оттуда, что ты опять что-то напутал там, где и путать-то было нечего! Теперь по моей улице разгуливает тираннозавр, и он грызет крышу соседнего дома, вот что! А вокруг него летает птеродактиль!

– Это как? – удивился техник. – Я же просто делал реальность осязаемой для участника и способной создавать то, чего он захочет, и это заняло много времени…

– Ты что-то не доделал. Сейчас же все исправь! Это выходит за все границы!!! – И она бросила трубку. Раздались гудки.

Парень отложил телефон с ужасным чувством. Ему не хотелось опять косячить и все портить в их изобретениях, но, похоже, прямо сейчас он опять все сделал не так, и его единственные друзья отвернулись от него… Почему его ошибки всегда должны вызывать взрывы, реки лавы, многократные концы света и обиду его подруг? Ну почему?

Техник медленно и печально направился к пульту управления несостоявшейся виртуальностью, и опешил.

Пульт грыз маленький голубой динозавр. Когда парень приблизился, ящер издал какой-то скрип и оскалился на него. Пульт уже искрил, а личный ноутбук… Кажется, его тоже съели. Как и дверь. С куском стены.

Компьютер, создававший виртуальную реальность, лежал прямо на том месте, где сейчас покоился ленивый сонный птеродактиль. Но без пульта он все равно был бесполезен.

– Это какие-то ненормальные динозавры! – вскричал техник, замахиваясь телефоном и бросая его в нахального пультоеда.

Он не промахнулся, но динозаврик ловко разинул пасть прямо навстречу телефону, и смартфон канул в Лету, а точнее – в голубое ненасытное пузо. Ящер зашипел навстречу технику и плотоядно потянулся к его тапочкам, после чего стало ясно, что неплохо бы и делать ноги.

 

– Как? Ну как это случилось? Я просто не представляю! Почему они вдруг ожили?!

– Может, ты что-то напутал в расчетах, пока возился с виртуальностью ночью? – сказала Ди.

– Я не знаю! И я не знаю, как их остановить! Они совершенно реальные! И больше не зависят от пульта!! – Техник, взъерошенный и нервный, схватился за голову.

– По крайней мере, они съели школу, что не может не радовать, – заявила Саша.

Трое друзей стояли у обгрызенных школьных ворот, мерзли и не могли ничего придумать.

– Я не знаю никаких средств против динозавров! – воскликнул техник.

– Может, просто сдать их в зоопарк? – предложила Саша.

– Последний раз, когда динозавры были убиты, в этом был замешан метеорит, – сказала Диана.

– Ты предлагаешь нанять наемного убийцу-метеорита, чтобы он расправился и с этими? – подняла бровь подруга.

– Ну, я не знаю. Пусть он придумает что-нибудь! Он же гений!

– Сапожник без сапог, – замотал головой парень. – У меня нет идей. Вычисления и программирование – мой конек. Но не придумывание, займитесь этим сами.

– Вот поэтому ты без нас никуда, – заметила Саша. – Ладно, я буду думать и дам вам штук сто полезнейших идей, а вы думайте, какие из них действительно полезны. К примеру…

Глава четвертая.

– К сожалению, все эти идеи не могут нам помочь, – сказал техник, когда Саша закончила перечисление. – Хотя, про мега-антидинозавра и отряд ниндзя на ходулях были довольно интересными. Но – нет, это все не то, технически и финансово неосуществимо и совсем не по силам лично мне.

– Мог бы хоть что-то попробовать, – обиделась девушка. – А то из-за таких, как ты, пропадают молодые творческие умы.

– Уж ты-то пропадешь…

– Минуточку! – сказала Ди. – А что, виртуальность вообще неуправляема?

– Пульт сломан, – печально повторил техник. – Без него компьютер нельзя отключить, да и динозавры меня не пускают…

– А кресло и шлем?

Парень замер.

– Это могло бы… Но нет, – он тут же потряс головой, – я вас не отпущу!

– В виртуальности можно представить, что угодно, – сказала Ди. – И раз она смешалась с реальностью, то мы наденем шлемы и придумаем какое-то супероружие.

– Стоит попробовать! – поддержала Саша.

Техник стоял и думал. Потом посмотрел на свой погрызенный пультоедом правый ботинок, и вздохнул, давая добро.

– Уи-хи-и-и-и-и-и-и-и-и-и! Как весело!

– Серьезно? Весело?..

Глава пятая.

– Да, безусловно! – заявила Саша, стоя в лаборатории в шлеме и аккуратно отталкивая ногой маленького прожорливого динозавра.

– Тихо, птеродактиля разбудишь, – улыбнулась Диана, тоже в виртуальностном шлеме.

– Девочки, я не думаю, что это хорошая затея… Я попросил вас придумать какое-то оружие, но когда начал объяснять устройство…

– Тише, а то моя конфетти-пушка угомонит тебя, несчастный! – сурово заявила Саша.

– И мой водяной автомат! – добавила Ди. Обе подняли каждая свое оружие и внезапно рассмеялись, сбивая прицел.

Техник вздохнул.

– Ты водяным пистолетом победишь динозавров?

– МУА-ХА-ХА, ты же мужчина, бери все в свои руки! – сказала Саша и расхохоталась еще сильнее. Затем прокашлялась и сказала уже спокойно, – а что, давай уже. Кто тут гений-вундеркинд?

– Нет. Я сам не буду, ведь это может быть…

– В реальности сейчас ровно так же опасно, – перебила его Диана. – Нам всем, – с нажимом прибавила она.

– Он слаба-ак, – пропела Саша. – Он вечно трусит что-то делать сам, и ему нужны мы-ы-ы! Сам боится своих изобретений!

Техник хмыкнул и отвернулся. Повисла тишина, нарушаемая хихиканьем девчонок и скрежетом зубов динозаврика об остатки дверной ручки, валяющейся на полу.

Вдруг парень резко повернулся, сердито сорвал с Саши шлем и нахлобучил его на себя. Впрочем, виртуально-реальная конфетти-пушка никуда не делась, и почти сразу последовал выстрел.

– Это тебе так, для профилактики, – с довольным смехом заявила хозяйка пушки.

Техник снова хмыкнул и стряхнул с носа повисшую рыжую ленточку.

В его руках появилось какое-то навороченное оружие, которое даже не было ни на что похоже.

– Поджарим их! – сказал техник, и на глаза ему опустились совершенно реальные темные очки.

Последовала неловкая пауза.

– Не-е-ет, у тебя это выглядит совсем не круто, – скептически протянула Саша.

– Серьезно, его голосок все портит. Определенно, – хихикнув, кивнула Диана.

– Может быть, все дело в его пижаме?..

– Хватит! – неожиданно рявкнул парень. – Нам есть чем заняться!

В руках Ди внезапно появилось такое же устройство. Лицо девушки показывало, что она непричастна к его возникновению.

– Это пространственный уничтожитель виртуальности три тысячи, – с усмешкой пояснил техник.

– Тяжеленький, – сказала Ди.

– Не наводите друг на друга. – Техник внезапно нарушил собственный же запрет и навел уничтожитель на перепуганную Сашу. Та зажмурилась… Но выстрел всего лишь удалил конфетти-пушку из ее рук.

– Эй! – обиженно воскликнула она.

– Реванш, – улыбнулся во все тридцать зубов техник. – Диана, займись динозавром! Я попробую придумать пульт управления для компьютера и отключить его.

– А не легче просто уничтожить комп с концами? – спросила Саша, оставшаяся не у дел.

– Нет-нет-нет, не легче, не смей! – испугался техник. – А, ну да, ты же не можешь, – спохватился он.

– Странно, по-моему, картинки с милыми котятами он хранил на ноутбуке… Или на этом компьютере тоже? – задумчиво улыбнулась Саша.

– Не говори о них так! Ты даже британскую от бобтейла не отличишь! – воскликнул техник, краснея.

– Она не отличит, – твердо кивнула Диана, глядя на подругу. – Диагноз: заядлая собачница!

– По крайней мере, у меня на компьютере нет папки с картинками котят с сосками во рту и в передничках! – хихикнула подруга. – И даже у Дианки нет!

– Ну вот, ты окончательно испортила его крутой имидж, – улыбнулась Диана, глядя, как техник с досадой стаскивает темные очки. Динозаврик, между прочим, тут же ловко подхватил их зубами.

– Будь на мне шлем, я бы налепила на этого героя розовенький значок «я люблю милых котят»! – сказала Саша. – Боже, это бы так сочеталось с пижамой!

Подруги расхохотались, и их было уже не остановить. Техник сердито наставил уничтожитель-3000 на птеродактиля и выстрелил. Тот даже не успел проснуться, как оказался на маленьком экранчике уничтожителя. Все так же посапывал птеродактиль, но уже в совсем крошечном и двумерном виде.

– Я думала, ты их совсем будешь уничтожать, – удивилась Ди.

– Ты чего, он же котят любит! – воскликнула Саша. – Он у нас миролюбивый. Маленький, умненький, совершенно безыдейный, – она ласково погладила техника по шлему. Тот, закатив глаза, стряхнул ее руку.

– Прибереги нежности для Эньки, – процедил он. Техник сконцентрировался, зажмурился, и в его руках появилась клавиатура, провод от которой шел к компьютеру, совмещавшему в себе системный блок и монитор одновременно.

– Да ладно, я тоже не одобряю убийства виртуальных доисторических чудищ, – примирительно сказала Саша. – Я хотя бы за школу им благодарна.

– Школу мы восстановим, – сказал техник строго.

– Вот ботан! – обиженно протянула девушка.

– Это точно, – согласилась Ди.

Глава шестая.

Уже через пару часов от динозавров не осталось и следа. Техник старательно уничтожил все остатки виртуальности, восстановил, к всеобщему неудовольствию, школу и даже кофейник учителя музыки, вернул себе темные очки и тапочки и приступил к удалению программы виртуальности с компьютера.

– Жаль, было весело, – сказала Диана.

– Да, пока он опять не накосячил.

– Вообще-то это я все исправил! – оторвался от экрана техник.

– Это была случайность, – хихикнула Саша. – И вообще, мне нравился тот голубой динозаврик!

– Он сожрал мои тапки, – сказал парень с улыбкой.

– Сколько можно думать только о себе! – с притворным ужасом воскликнула девушка.

Техник улыбнулся. Уничтожитель лежал совсем рядом, а программа еще была далека от удаления, и на маленьком экранчике суетились динозавры. Он аккуратно поднял уничтожитель и повертел в руках, переглянувшись с улыбающейся Дианой.

 

– Эй, выпусти меня! Маньяк! Мне собаку кормить пора!

– Тебе понравился динозавр? – со снисходительной улыбкой спросил парень. – Вы можете пообщаться еще немного. Я удалю программу, и тебя выбросит оттуда, не переживай…

– Выпусти меня сейчас же!!

– Посиди там немножко, сделай одолжение! Поверь, мне так гораздо спокойнее работать!

Пиксельная маленькая Саша сердито скрестила на груди пиксельные руки, но промолчала. Она немного походила среди динозавров. Через некоторое время девушка повеселела, потому что подняла свою конфетти-пушку. И с довольным видом стала «расстреливать» меланхоличных пиксельных динозавров пиксельными ленточками.

Баллада о фруктовой гармонии

Глава первая.

В то пасмурное утро путник шел по главной дороге деревни. Он был в капюшоне, затемнявшем и прятавшем его лицо от всех, но пронзительные, точно светящиеся голубые глаза рассматривали причудливые домики вдоль деревни и жителей на ее улицах.

Люди оборачивались и останавливались, чтобы разглядеть загадочного пришельца. Он держался совсем иначе, чем они, шел широким шагом, и, едва кидал взгляд на кого-нибудь, тот сразу же отводил глаза. Было ясно, что этот чужак что-то ищет в маленькой деревушке на окраине Китая. Он не был похож на них и, похоже, прибыл из соседней страны. Он выделялся. Особенно – пронзительно светлый голубой цвет его радужек. Чужаки редко посещали деревню, а тем более – такие чужаки.

Фу Линь был изумлен и напуган, когда чужак стал двигаться на него. Однако, мальчик напустил на себя торжественный и надменный вид и стал ждать. Путник поприветствовал его на чистом китайском, и мальчик, не подав виду, что удивился, ответил на приветствие. Чужак говорил с идеальным произношением и, более того – женским голосом!

– Что привело Вас в наши края? – совладав с собой, спросил Фу Линь.

– Я ищу мастера Чжан Чанга, – ответила незнакомка. Мальчик все еще не мог разглядеть ее лицо, даже когда она стояла близко. Капюшон прятал ее черты во мраке, но глаза резко выделялись из тьмы.

– Он живет в предпоследнем доме, – ответил мальчик.

– Благодарю.

Незнакомка слегка поклонилась и, развернувшись, пошла дальше вдоль по улице.

Мальчик проводил ее взглядом.

 

Мастер был дома. Когда незнакомка вошла, он встал. Оба поклонились друг другу. Мастер был седым. Его комната представляла собой традиционную китайскую комнату 15 века, только с одним отклонением от нормы. В центре стоял большой металлический агрегат, напоминающий помесь телескопа с тостером, кофемашиной и бетономешалкой. Незнакомка сняла капюшон. У нее были светлые волосы, заплетенные в косу. Несколько прядей выбились из прически и слегка вились.

– Я вижу, что она уже тут, мастер Чанг, – сказала незнакомка.

– Да. Ваша машина времени. Я ничего не трогал. Где вы были эту неделю?

– Вопрос не где, а когда… Впрочем, теперь почти все наладилось. Машина снова передо мной… И зря мы это затеяли. Снова прошу у вас прощения.

– Вам не за что извиняться, госпожа Ди. Думаю, главное – это исправить временной парадокс, о котором вы сказали, появившись здесь неделю назад.

– Да. Эти манипуляции со временем меня так утомили… – Незнакомка упала в ближайшее глубокое кресло. – Но вот наконец я и машина в одном временном отрезке. Потрясающе. Спасибо вам за помощь. Только есть одно «но»…

– В чем дело?

– Дело в том, что я забыла подругу в параллельной временной ветви. И теперь не знаю, что делать. Та ветвь появилась по нашей вине… Китай 21 века в ней разрушен огромным драконом. Да, мастер, не спрашивайте… В общем, я пообещала, что вернусь туда, когда у нас будет способ его победить… Проблема в том, что мне не хватает главного знания – знания о фруктовой гармонии. Все мудрецы советовали нам ее. Мы же о ней никогда не слышали. И мы уже разрушили… Да мастер, разрушили несколько временных ветвей, пытаясь победить дракона без нее. Если быть точной, то 17 временных ветвей разрушено, в общей сложности 4 раза одна из нас – я либо она – при этом умирала, но с помощью других времен мы окончательно предотвратили эти циклы. Так что теперь осталось всего-то постичь фруктовую гармонию, найти мою подругу и спасти 18 реальностей, включая эту.

Мастер задумчиво посмотрел в потолок. Наконец, он со вздохом произнес:

– Когда спасете все эти реальности, пожалуйста, вернитесь в свою и предотвратите изобретение вами машины времени. Пожалуйста.

– Да, но перед этим я вернусь во время после ее изобретения и с наслаждением надеру нашему технику уши. В конце концов, это он в самый первый раз отправил меня в империю ацтеков вместо предыдущего понедельника, и все пошло-поехало.

Глава вторая.

– Никогда не представляла ничего более фантастического… Фантастически прекрасного. Надеюсь, ты понимаешь, что я о тебе? – худенькая светловолосая девушка смотрела на него с мечтательным выражением лица.

– Да, да, конечно, – скучно ответил он.

– Эти прекрасные сияющие глаза неповторимого цвета! А эти волосы… неповторимого цвета! А этот… рог неповторимого цвета! Немного не вписываются плавники… и перепончатые крылья как у драконов… И лошадиный хвост… Но, в целом, ты очень даже прекрасен! – оптимистично завершила она.

– Прекрати. У тебя все равно не получится меня приободрить.

– Меня впечатляет, что в этой реальности ты не собака… И красавчик. – Девушка хихикнула в ладонь. – Вечно бы на тебя смотрела. Хоть мы навечно тут и застряли… Если Диана не вернется.

– Вы сами виноваты, обе. Будь я в твоей реальности тоже человеком… – он мельком глянул на кончик конского хвоста и продолжил, – я бы вас остановил. Знай я, что будет. Кхм. Было, – добавил он. – Бы.

– Это все наш техник виноват.

– Он существует только в одной-единственной реальности, – заметил бывший-будущий-параллельный анти-пес. – В той, в которой вы заставили его сделать эту чертову машину!

– Он сам хотел. Я как-то его спросила, хотел бы ли он изобрести машину времени. Он сказал, что да.

– Не представляю, как человек может быть одновременно настолько умным, чтобы изобрести машину времени, и настолько тупым, чтобы ее изобрести!

– Не сердись. Я прямо вижу, как ты начинаешь гавкать!

– Прекрати, – прошипел радужноволосый крылатый «красавчик» с рогом, как у единорога, плавниками на боках и конским хвостом. – Рад бы гавкнуть, да в этой реальности, похоже, природа не определилась со мной до конца! И все из-за этого вашего дракона!

– Зато ты можешь летать, – пожала плечами девушка.

– Саша!!!

– Ладно, молчу, молчу, – примирительно сказала девушка.

– Заткнемся и будем ждать, – произнес бывший пес.

– Честное слово, будь ты более… обычным и более человекообразным, я бы в тебя влюбилась. Чего стоят только эти волосы неповторимого цвета!

Существо, в другой реальности некогда бывшее собакой, закатило глаза.

– Ой, смотри, кто к нам бежит. Какие-то негритосики с копьями. Пойдем, поздороваемся?

Глава третья.

Машина сработала превосходно. Она наконец переместилась в другое время вместе с пользователем, точнее, пользовательницей. Мастер Чанг, ничего не знавший про фруктовую гармонию, остался в далеком прошлом. Не стоило больше возвращаться туда без точно построенного плана, иначе ветвь времени снова могла сломаться.

А здесь… Здесь дышалось хорошо и спокойно. Гавайские острова, 2010 год. Совсем близко к тому времени, в котором появился огромный дракон и начал разрушать Китай. Ди имела при себе немного иностранной валюты различных времен и целый багаж различных языков в голове. Ах да, и машину времени, смахивающую одновременно на телескоп, тостер, бетономешалку и кофемашину. Это почему-то мешало не выделяться из толпы, несмотря на все остальные меры.

В поисках фруктов Ди прибыла сюда. Тропики славятся своими фруктами, которые могут быть полезны для этой загадочной фруктовой гармонии, но страна и время должны быть более-менее цивилизованными… Ибо иначе не ты съешь фрукты, а жители съедят тебя.

Решив, что мир не сильно изменится, если она приобретет здесь в 2010 году фруктов, Ди, исследовав карту, встроенную в машину (спасибо все-таки этому технику), направилась в сторону ближайшего магазина. Английский она знала в совершенстве. Проблем не должно было возникнуть.

Их и не возникло. Ди купила кокосов, бананов, винограда, немного черешни, яблок, апельсинов, манго и других фруктов насколько позволял бюджет путешествия во времени. Прикинув еще раз в уме, не возникнут ли от этого временные парадоксы, она отправилась вместе с пакетами в сторону замаскированной в кустах машины времени, села возле нее и стала думать.

Пока она думала, сама не заметила, как начала есть. Вишня была на редкость кислой, как и первое попавшееся яблоко. Ди поморщилась. Кислятина, редкостная кислятина! Такая, что не хотелось ничего делать, а хотелось лечь на землю и забиться в конвульсиях. Но Ди передумала умирать еще и в этой реальности, и поэтому ей пришлось открыть еще парочку пакетов и заесть этот неприлично кислый вкус сладкой папайей и виноградом.

По-прежнему ничего не шло на ум насчет фруктовой гармонии. Хотелось только вдруг стать огромной, переместиться в свое время и поотрывать дракону лапы, как маленькой ящерке. Но волшебных фруктов в пакетах, к сожалению, не было.

«Чертов гигантский огнедышащий динозавр, – подумала Ди. – Чертова машина времени. Чертова кислая вишня!.. Как можно бороться фруктами с гигантским драконом? Закидать? Закормить? Дать попробовать этой мегакислятины? И где здесь гармония? А что, если вызвать у дракона шок, накормив сначала сладким, а потом супер-кислым? А это идея… А вдруг не подействует? Что ж, одной разрушенной реальностью больше, одной меньше, – спокойно подумала Ди. – Решено. Теперь отправляюсь искать Сашу, хватит прохлаждаться».

Глава четвертая.

Сашу и Эньку она нашла с пятой попытки расчетов в Африке 13 века, убегающими от агрессивно настроенных местных жителей и кидающихся в них бананами.

– Вот вам, отведайте «фруктовой гармонией» по башке! – орала Саша. – Энька, идиот, почему ты не используешь крылья?

– Я гордая породистая собака, а не голубь! – орал странно выглядящий Энька.

– Забудь свои закидоны и спаси нас!

Спасла их Ди, внезапно материализовавшись на пути у толпы воинов с копьями вместе со своей машиной времени. Темнокожие ребята издали странные пронзительные крики и разбежались в стороны, сверкая белыми пятками и побросав половину копий.

– Как я рада тебя видеть! – воскликнула Саша.

– У меня есть идея насчет дракона и гармонии, – ответила Дина. – Но ты на всякий случай возьми нам парочку копий. И никогда не пробуй вишню на Гавайях.

– Откуда там вишня? – удивилась Саша.

– Понятия не имею, – ответила Ди. – Может, поэтому ее и не стоит пробовать… Тебе. А вот дракону – стоит.

– Я частично дракон, не обижайте моих собратьев! – обиделся Энька.

– Сейчас мы это исправим, – сказала Ди, нажимая кнопку на машине времени в том месте, где она смахивала на тостер. Энька мгновенно трансформировался в совершенно обычного молодого человека лет двадцати.

– Милаха, – констатировала Саша. – Но собакой ты еще симпатичнее. Только говорить не умеешь.

Ди снова нажала ту же кнопку, и Энька окончательно превратился в собаку.

– Зато теперь я знаю, как бы он выглядел, будь он человеком, – констатировала Саша.

Энька весело гавкнул.

– Да, ты снова маленький глупенький симпатичненький песик, – начала сюсюкать девушка.

– Ну что, теперь, когда все приняли свою обычную форму, пойдем и попробуем победить дракона. А потом я уничтожу нашего техника.

– И машину времени, – добавила Саша, поднимая с земли копья.

– «И да пребудет с вами удача», – процитировала Ди и, вздохнув, задала координаты времени.

Они переместились в свое время.

Глава пятая.

Китай горел. Весь мир потихоньку горел. Земля сотрясалась под тяжелой поступью дракона и от того, как трещала по швам сломанная реальность. С Великой Китайской Стены посыпалась штукатурка. В ресторане на Эйфелевой башне тряслись чашечки на столах, а Пизанская упала прямо на штатив с фотоаппаратом никому не известного начинающего фотографа Васи. Бородатый Вася заплакал как ребенок, потому что этот фотоаппарат стоил всю его офисную зарплату.

Северная Америка откололась от Южной окончательно и уплыла в сторону Северного полюса, поэтому с носа Статуи Свободы свисала сосулька, и даже каменный факел погас.

В центре Красной Площади образовалась огромная трещина, открывшая раньше предсказанного времени вид на тайную библиотеку Ивана Грозного.

Колизей окончательно рассыпался на кирпичики и итальянцы ели пиццу и пасту и плакали. Атлантида обратно восстала из океана, а Бермудский Треугольник выплюнул обратно все поглощенные корабли и самолеты. Их экипажи, живые и здоровые, изумленно наблюдали, как все небо покрывается порталами в другие миры и реальности.

– В общем, мы вовремя, – сказала Ди. – Как раз к апокалипсису успели.

– Ага, – отозвалась Саша. – Где мой попкорн?

– Ты хотела сказать, «Где наш дракон?», верно? – нахмурилась Ди.

– Значит, попкорна не будет? Как жаль…

– Если мы не найдем дракона и не попробуем на нем мою теорию фруктовой гармонии, то нас тоже не будет, – ответила девушка. – Энька, веди нас по запаху прямо к дракону!

Пес послушно гавкнул и побежал вперед.

Очень скоро они увидели дракона.

Дракон тоже их увидел.

Поэтому когда Саша закричала «Эй, ты дракон!», в этом не было смысла.

Дракон повернул голову, наклонился и громко заревел. За ним следовал «хвост» из китайских танков и американских вертолетов, непрерывно его обстреливающих. Но рев дракона все равно оказался громче.

– Бросаю! – крикнула Ди и закинула прямо в открытую пасть дракона пакет с кислыми фруктами, заранее отделенными от сладких.

Дракон закончил реветь и закрыл пасть. Постоял задумчиво три секунды. А потом с ревом и грохотом свалился прямо на китайский танк. Сотряслась земля.

– Я в порядке! – раздался голос из танка.

– А я нет! Ты мне на ногу встал! – послышался еще один, менее счастливый, голос.

– Вот так! Никто не устоит перед мощью заряда из Гавайской вишни! – победно прокричала Ди.

Тут раздался громкий раскатистый звук.

– Что это? – спросила Саша. Энька залаял.

Через несколько секунд звук повторился снова.

– О нет! – воскликнула Ди.

– Что это?! – повторила вопрос Саша.

– У него теперь бурчит в животе… Нам не избежать огненного залпа!!!

Саша заглянула в глаза дракона.

– Он… Он… Плачет! – поразилась она. – Бедный дракоша, у него болит животик… Диана, срочно давай сюда сладкий пакет!

– Ты с ума сошла? Он же очухается и затопчет весь Китай!

– А так он его спалит, а потом затопит слезами и задавит своей депрессией! – Девушка вырвала из рук подруги пакет и закинула его дракону в пасть. Дракон задумчиво прожевал его…

А потом…

А потом…

На его морде появилась улыбка! Никто не знает, как улыбаются драконы, но это была, судя по всему, именно она.

– Вот так, большой зеленый парень, – улыбнулась Саша. – Что, раздумал плеваться огнем?

Дракон замурлыкал, а потом перевернулся на спину, издав ревуще-нежный звук.

– Готова спорить, он просит почесать ему пузико, – расхохоталась Саша. – Вот так чудеса!

– Да, – удивленно прохрипела Ди и тут же закашлялась. – Уф, у меня даже голос сорвался. Не может быть! Мы спасли мир от огромного дракона пакетиком фруктов!

– Да, и фруктов у нас больше нет…

– Но реальность все еще продолжает ломаться! Смотри!

В небе образовалась еще одна темная большая дыра, из которой выглянул чей-то гигантский желтый глаз, а потом высунулась не менее гигантская черная лапа.

– Вот только межгалактических котов нам не хватало, – вздохнула Ди. – Послушай, нам надо исправить это все. Нам надо уничтожить машину в момент ее создания!

– Летим, – выдохнула Саша.

Ди набрала координаты на панели в той части, где машина напоминала кофеварку, и друзья переместились в другой момент времени.

 

В лаборатории с белыми стенами, когда-то бывшей обычной квартирой, стояло трое человек. Это были более ранние версии Дианы и Саши, а также техник – низенький парень с жидкими волосами и серыми непримечательными глазами, на ногах которого красовались ужасно потертые кеды. Вокруг них бегал ранний Энька.

Еще три существа притаились за углом. Это были Ди, Саша и Энька у Саши на руках.

– Помнишь, мы уходили тогда все перекусить? – шепотом спросила Ди. – Я переместила нас во время до обеда. Сейчас они, то есть ранние мы, уйдут. И тогда нам надо будет уничтожить обе машины. Тогда все исправится. Должно, по крайней мере.

– А как ранние мы можем тут находиться? Ведь реальность была изменена и в прошлом тоже? – зашептала Саша.

– Любое путешествие с изменением вызывает параллельную реальность. Как, по-твоему, мы тогда испортили целых семнадцать штук? И как мы еще не исчезли?

– Идемте есть! – весело сказала ранняя версия Саши.

– А потом испытаем машину, – пробасил техник.

– Для начала отправь меня в прошлый понедельник, я попробую исправить отметку по геометрии, – сказала Ди, направляясь вслед за остальными к выходу.

– Хорошо! – рассмеялся техник.

– У него такой противный голос, – прошептала Саша. – Ему за один этот голос стоило бы надрать задницу.

Тем временем, ранние версии уже вышли из комнаты. Ди подошла к ранней машине времени.

– Кувалду! – потребовала она. Саша протянула ей кувалду.

– И откуда она здесь взялась? – удивилась она.

– Неважно. Банза-а-а-а-а-а-а-ай! Закричала Ди и с размаху ударила по ранней машине времени. Та сплющилась, и часть части, похожей на телескоп, отвалилась от нее.

– Что ты делаешь? – спросила Ди, поворачиваясь к подруге.

– Пишу им записку. Вот. Я написала им, чтобы никогда не изобретали машину времени снова, иначе реальность будет сломана.

– Саша…

– А еще я пишу, что с ними случится, если они ее построят. «Дракон нападет на Китай, и…»

– Саша, – снова позвала Диана.

– «Когда он нападет, реальность начнет ломаться, и вам придется ее спасать…»

– Саша!

– Что?

– Наша машина… Она тоже исчезает.

– Да?!

Саша посмотрела туда, где стояла машина времени, принесшая их из Китая. Воздух вокруг дрожал. Машина таяла на глазах.

– Диан, а ты чего такая бледная? Не грусти, ведь теперь все будет… – Саша осеклась. – Хорошо… – закончила она уже не так весело.

Диана тоже исчезала.

Исчезала и она сама.

И записочка в ее руках.

Энька последний раз гавкнул и растворился.

– Того будущего больше нет, – грустно улыбнулась Диана. – Теперь все будет по-новому.

– Так что же мы тогда исправили, черт возьми? – разозлилась исчезающая Саша.

И тут вошли ранние версии. Вошли и замерли на пороге.

– Не надо изобретать машину! – крикнула Саша Саше-из-прошлого. – Ну ее к черту! Пошлите этого техника в баню или еще куда подальше, но только не чините эту и не надо другой…

Она поняла, что вот-вот исчезнет и глубоко вдохнула…

Они изменили будущее.

 

Саша и Диана переглянулись.

– Не знаю как ты, а я привыкла доверять себе, – заявила Саша-реальная.

Обе повернулись к технику.

– Знаешь, наверно, с машиной времени это плохая идея. Правда. Мне так почему-то кажется, вот нутром теперь чую.

– Никогда раньше не видела свою копию!

Энька залаял.

– Идемте лучше в кино, – предложил техник. – Теперь я и сам вижу, что не стоило этого делать, хотя и до ужаса обидно, что клоны из будущего разрушили нашу машину времени.

– По крайней мере, гордись, что у тебя получилось, раз они были тут, – улыбнулась Ди. – Какой там фильм сейчас идет?

Реальность распрямилась обратно и потекла вперед по вектору времени, как обычно. Как было всегда. Параллельные временные линии, одновременные с ней, тут же исчезли, будто их никогда и не было.

– Идем!

Двери пустой лаборатории захлопнулись за ними, и послышался лай Эньки, эхом отдававшийся в коридоре.

– Главное, не мешать кислое со сладким, – донесся оттуда голос Саши, – нельзя в один день смотреть и боевик, и мультик!

– А по-моему, очень даже можно, – возразила Диана. – Кислое и сладкое так прекрасно сочетаются!

– Это точно! – послышался смех.

Захлопнулась дверь подъезда.