Архив по тэгу: сказка

Ночь

Ночь вызывает меня на разговор. Она всегда задает тучу вопросов, на которые, кажется, сама знает ответ. Вот и снова она начинает. «Скажи, – спрашивает ночь зачем-то у меня, ничем не примечательного малюсенького человечка, – скажи, как далеко горят звезды? Видела ли ты, как я сегодня рисовала их на покрывале, спрятав розовое солнце за горизонтом? Скажи, зачем смотреть? Зачем ходить? Зачем закат? Зачем я?»

Она напоминает мне маленькую сестру, которая так же всегда спрашивает меня: «Скажи, что едят слоны? Что такое интернет? Куда уплывают облака?» Я стараюсь отвечать так, как могу, чтобы она меня поняла. Но вопросы Ночи – это что-то другое. Тут я могу даже промолчать и не ответить, и самое главное – найти ответ для себя и объяснить все самой себе.

Это отчего-то гораздо сложнее.

Я начинаю отвечать ночи: «Понимаешь, закат – это моя маленькая ответственность. Я человек-самолетик. И я должна видеть каждый закат и уносить его кусочек с собой. Иначе закаты умирают просто так, ни за что».

«Ты забираешь их себе? – спрашивает ночь. – Зачем тебе закаты? И что стало со вчерашним?»

Она спрашивает, и мне становится стыдно. Наверное, мое лицо сейчас приобретает цвет последних закатных лучей. Ведь я пропустила вчерашний закат.

«Было ли у тебя важное дело? Была у тебя причина? Так было нужно?»

И я молчу, а она своими наивно-ночными вопросами судит меня, сама того не зная. Или, может, она понимает все? И я отвечаю ей, что нет, нет, нет, и закат сегодня она убила зря, и я не бросила даже взгляда в окно и уж тем более не побежала на холм. Была ли на то причина? У меня нет оправдания, и я смолкаю.

А она стоит и улыбается мне.

«Знаешь ли ты, – говорит она, – что ни один закат не умирает зря? Завтра я уйду и отдерну покрывало. А ты – не пропусти зарю».

И мне сразу становится теплее и спокойнее. Бледная тонкая улыбка ночи лежит на боку и я смотрю на нее из окна. Я немного жду – всегда надо подождать – и теплая темнота окутывает меня, прячет под своим разукрашенным звездами покрывалом, и тепло становится не только на душе.

Завтра меня ждет рассвет. Спасибо тебе, Ночь, что припасешь его для меня.

Человек-Зеркало

Ох, ну и тяжело живется некоторым в наш век – век героев!

Появился недавно на улицах нашего города новый супергерой – Человек-Зеркало. Ну, как супергерой: сначала просто человек с суперспособностями. Это потом уже они решают, куда идти, в герои или в злодеи. В злодеи-то, оно, само собой, интереснее. Но некоторые чудики и героями становятся, знаете ли.

Так вот, появился-то он именно что на улице. Прямо посреди города. Шел себе человек, никого не трогал, а тут какие-то космические лучи, да еще им солнышко так удачно посветило… Ну, сами понимаете, как оно бывает. Тут-то и стал наш «герой» Человеком-Зеркалом. То бишь, идет он, и вдруг становится весь зеркальный, до последней складочки на куртке.

Конечно, он это дело не сразу заметил. Разве что на мгновение резкую боль по всему кожному покрову почувствовал, а еще свет сильный увидел – но это, конечно, со всяким бывает. Вы понимаете: в нашем обществе спешить надо, торопиться. Нечего на всякие мелочи жизни обращать внимание. Ну и пошел он дальше по делам.

А по делам-то он шел на почту. Ему письмо надо было заказное отправить. Он вообще курьером работал. Разные мелкие поручения исполнял.

Идет он, а от него люди шарахаются. Не все, правда: многие привыкли к подобному давно уж. Ну, тут он маленько испугался, что, может, у него на ботинок птичка нагадила, или ширинка расстегнута. Но себя оглядывать времени не было: он как раз переходил дорогу. А был наш Человек-Зеркало законопослушным гражданином; посмотрел, значит, направо, потом налево – и пошел, глядя вперед: как бы на красный свет-то не задержаться!

Перешел дорогу, а тут уж до почты рукой подать. Зеркальной рукой этой самой. Но он, конечно, ничем никуда не дергал, не дрыгал ни руками, не ногами, а шел себе спокойненько. Потому снова не заметил, что изменилось в нем что-то вообще.

Вот до почты дошел, а там очередь большая. Бабушки на него зырк-зырк глазами, а девушки, глядясь в зеркальное пузо, мимоходом прихорашиваются. А он и думает: может, правда птичка или что? Но виду не подал, отстоял свою очередь.

А тут, надо сказать, шла тетенька такая, у нее всегда яичница подгорала и молоко сбегало. Она нашего Человека-Зеркало и не заметила, прет прямо к окошку отделения, ни на кого не глядя. Так лбом-то и ударилась ему в плечо. Но ничего – стоит, упирается, невидимую для себя преграду толкает. А паренек наш только и удивляется. Тут несколько девушек-то и возмутились: мол, не видно им ничего теперь в зеркальную спину, отойдите, гражданка, в конец очереди! А та: да мне только, мол, спросить! Вот пройти не могу! – и тут как раз легко обходит, не заметив, Человека-Зеркало. Это он шаг отошел, значит. А ей и говорят, вроде как, дайте зеркальному гражданину вперед в окошечко обратиться, он уж давно стоит! А герой наш стоит, бедный, и ничего не понимает. Какого такого гражданина ему еще пропустить надо? А из окошечка тоже: не задерживайте очередь!

В общем, там самая настоящая потасовка началась. Тетку общими силами все же оттеснили от окошечка. Она что-то поворчала недовольно, да на том и замолкла. Наш зеркальный парняга, значит, и обратился в окошечко: мол, так и так, письмо мне заказное отправить. Ему оттуда: письмо вперед давайте, а потом деньги. Он и давай в сумке копаться. Копается-копается, глядь – руки своей не видит! Темно внутри сумки, и рука зеркальная стала такая же темная. Ну, тут он и понял, что что-то с ним не то. Виду не подал. Работа – вперед всего. Дает он в окошечко письмо, а из кармана деньги вытаскивает. Отправили, в общем, и чек дали, и сдачу тоже на зеркальную ладошку.

Тут он идет из почтового отделения наружу, соображает лихорадочно: что же с ним случилось? Зеркало, вроде как, надо, чтоб узнать. Тут его девушка одна из тех ловит: мол, вы, часом, не супергерой? Нет, говорит, вы ошибаетесь. И спрашивает, не найдется ли у нее зеркальца: захотелось ему посмотреть, что же там с ним такое.

Девушка отчего-то засмеялась. Хорошо, говорит, шутишь. И вышла из почты. А бедняга наш так и остался стоять да соображать. Подносит он свою руку к глазам, чтоб рассмотреть получше – батюшки! Тут и видит самого себя в отражении в ладони. Ох! Кривой он какой-то, косой… Распрямил ладонь. Понял: нет, красавец по-прежнему.

Только зеркальный.

Ну, он и не знал, радоваться тут или расстраиваться. Письмо то у него на сегодня последнее было, тут можно было и вопросом своей внешности озаботиться. А ему – хоть убей! – не хотелось ничего другого, кроме как сходить да сока апельсинового выпить. Уж очень он апельсины любил.

И пошел он в бар ближайший. За соком.

Идет по улице – хорошо! Птички поют, облачка бегут по небу – июнь на дворе! Только вот всякий раз, как правая ладонь вперед выходит, солнце от нее отсвечивает ему самому прямо в зеркальный глаз. Морщился, морщился Человек-Зеркало, да и отошел в тенек.

Идет, и чувствует, что до этого на солнышке совсем не согрелся, и в теньке ему холодно. Снова вышел на солнце, а поверхность его зеркальная блестящая весь свет отражает, и под кожей ему даже в жаркий денек совсем не тепло! Зато, думает бедняга, не придется ему в жару потеть.

Идет и думает: если он – зеркало, то из чего он теперь состоит внутри? И ртуть-то от собственных зеркал не подействует на него плохо? Пощупал себя – мягкий, и вроде как зеркало из ткани его куртка. Ну, думает, если бы внутри была ртуть, а сверху-то стекло, мягкий бы не был. На том и успокоился.

Приходит в бар, где его любимый апельсиновый сок из итальянских апельсинов подают. Подошел к стойке, заказал себе стаканчик, сидит, думает. А его снова спрашивают откуда-то сбоку: вы, верно, супергерой? Он подумал еще, да и говорит – нет. И тут же спохватился, а собеседник от него уже отходит быстрым шагом. Нет, кричит, я не герой, но и не злодей тоже! Вернулся его сосед, сел на свое место, с опаской поглядывает да свой напиток потягивает. Сидели-сидели они, вот нашему герою уже его сок поднесли. С трубочкой. Сидит, пьет.

Сосед его смотрит искоса: ничего, обычный человек вроде. Пьет сок, как все люди. Кажется, тут он и перестал опасаться. Спрашивает: вы, видать, способностями-то не пользуетесь, или недавно получили?

Наш отражающий симпатяга вспомнил, как ему его зеркальность мешала и в теньке, и на солнышке, и говорит – мол, как же тут не пользоваться-то, когда они есть. А получил, говорит, неизвестно когда. Может, утром, а может и вчера вечером, как спать ложился. А сам думает, что такое обычно заметно, когда происходит.

Тут и припомнил он тот момент, на который поначалу не обратил внимания: когда ему на улице больно стало по всей коже, то есть. И говорит собеседнику об этом. Тот посидел, подумал, и говорит многозначительно: Космические Лучи! И ни слова больше не произнес. Зеркальный наш человек сделал вид, что все понял, сидит, кивает с умным видом, сок свой пьет из трубочки.

Сосед его снова тишину прерывает: вы, говорит, куда хотите: в герои или в злодеи? Планы то, мол, большие у вас? А наш и отвечает, что курьер он, и все ему нравится. Этот даже рот закрыл и не пил ничего целую минуту. В размышлении, значит, сидел. Потом снова: а как же, говорит, способности-то? Как же, говорит, благо общества-то?

Тут наш-то и призадумался. Я б, говорит, да с радостью. Только чем мне на жизнь потом зарабатывать? А сосед ему – а вы попробуйте после работы. Или во время нее. У вас работа-то, говорит, не пыльная, вся на свежем воздухе. Наш парень ему – как узнали? А тот на кепку и сумку курьерскую кивает.

Человек-Зеркало тут свою кепку и снял, разглядывает. А она вся – тоже зеркальная, как он сам, и логотипа фирмы почти не видно. Вздохнул тут – уволят, мол, за то, что символику компании прозеркалил. А сосед ему поддакивает: оно, мол, конечно – уволят, а вы идите в супергерои, там и девушки прекрасные в беде, и благодарность правительства.

Наш снова вздыхает. Злодеем-то быть, говорит, уж наверняка интереснее. Сосед ему тут здраво заметил, что злодеям деньги нужны на оборудование.

Курьер наш бывший вздохнул, водружает кепку обратно на голову. Чувствует – что-то не то. Снимает ее снова, щупает себе затылок – ба! – да он лысым стал!

Ну, это всяко не важнее того, что работы он лишится теперь. Придется, видать, и точно в герои идти. Только как бы придумать полезное применение своим способностям?

Думая так, выходит он из бара, распрощавшись со своим собеседником. Идет по улице, свет белый ему не мил. Смотрит себе под ноги, а точнее – на свои штанины, в которых окрестности отражаются и стройные ножки проходящих девушек.

Идет, смотрит, и вдруг видит в своей левой ноге какое-то странное отражение. Поднимает глаза – виданное ли дело! – банк грабят посреди белого дня!

Он, конечно, не из бравых был, – ну, тех, что грудью вперед навстречу опасности бросаются, – но как увидел, что преступник с мешком, точь-в-точь как с карикатуры, убегает от полицейских прямо на него, он рефлекторно локоть выставил, чтоб защититься от мешка, которым тот размахивал. Мешок, значит, у грабителя и выпал. Вор поднимает глаза на нашего отражателя, и видит в его животе картинку: во-первых, себя, во-вторых, полицейского сзади, а в-третьих – мешок упавший. Сообразив, что что-то не так, бросается мешок поднимать, а наш парень тут и пошевелился.

Батюшки! Сверху солнышко светит, от зеркальной кожи солнечные зайчики во все стороны, а один – воришке прямо в глаз! А наш бывший курьер – как отполированный, и блики от него ну очень сильные. Грабитель прямо как ослеп. А тут и полицейский подбежал, повязал его и мешок отобрал. Спасибо, говорит, тебе, зеркальный мужик. А наш герой и не понял толком, что он сделал.

Только с тех пор все закрутилось-завертелось. Сначала он нечаянно людям помогал: ну, как в этом случае с грабителем, или когда кому-то зеркало нужно было – так подходили и просили посмотреться; а потом уже пообвык, приосанился, научился так бликовать, чтобы сразу злодеям на глаза удар приходился. Лысину свою полировал каждое утро, и его даже помощником в одну геройскую команду взяли, и он работал: в солнечные дни так, а по ночам с фонариком. Уж больно его поверхность отражала хорошо, даже усиливала все. Одежда на нем, кстати, вся тоже становилась зеркальной.

Нет, не то что бы он великим героем стал или защитил какую-нибудь девушку, но некоторую известность получил. Его зеркальные части тела неоднократно спасали нуждающихся. А девушка у него просто так появилась, потому что доброе сердце было, и на гитаре умел играть.

Правда, иногда он и боевые ранения получал, и выдавались порой пасмурные деньки, и смертоносные лучи во время битв сверкали туда-сюда в непосредственной близости, и невнимательные люди продолжали на него натыкаться, а бывало, что и с девушкой они ссорились.

Но зеркальная кожа быстро заживала, смертоносные лучи, как обнаружилось, отражались от нее, а вслед за ссорами всегда приходили примирения. Так что нового супергероя все очень и очень устраивало в его теперешней жизни. А главное, что уровень преступности и хулиганства действительно снизился, ведь каждый должен был думать: а вдруг он прямо сейчас отражается в Человеке-Зеркале и все его видят?

Что ни говори, а все-таки хорошо живется некоторым в наш-то супергеройский век!

ルイ・ヴィトンコピー ブランドコピー販売 スーパーコピー