Архив по тэгу: фантазия

Солнце внутри

Руками прорвав золотистую тишь,

Расплавив звенящую цепь,

Ты тихо идёшь лабиринтами крыш

В пустынной и злой темноте.

 

Слоистые шали на небе немом,

Слоистые мысли на сердце.

Струится и льётся свеченье окон,

Но больше нельзя там согреться.

И купол так тёмен, и вечная ночь

С густою запутанной гривой

Под ветром стоит и не сдвинется прочь,

А ты всё бредёшь сиротливо.

По крышам, по верху, под ветром – вперёд!

Ты живо преследуешь ритмы,

Тебя твой кураж и надежда несёт

Сквозь тьму нерасчёсанной гривы.

Но нет ей конца, и безветренна тьма,

Она за тобою – навеки.

Когда ты взобрался, бежав, на дома,

Оставил все лампы за толщей стекла,

Куда тебя тьма из уюта звала?

Что жило в тебе, в человеке?

 

Ты знаешь, я тоже по крышам хожу.

Мне в дом мой вернуться непросто.

Мы вышли наружу, а там – звонко ржут

Все прежде безмолвные звёзды.

И в ржании этом, и в гриве, в луне –

Единственном глазе чуть рыжем –

Мы видим себя, что блуждают во тьме

Под пение мыслей по крышам.

Нас звали от века – мы звали себя;

Поддавшись на зов – проиграли;

Кругом эти окна, но в окнах все спят;

За городом – мрачные дали.

Мы солнца дождёмся? Иль тёмная ночь

Проглотит нас, щёлкнув зубами?

Нет, только не мы! Мы должны превозмочь

Бессмысленной тени забавы!

Слоистые шали на небе немом –

Предвестье слоистого мира.

Когда покидаешь уютный свой дом,

Нагретый живым, но уж тесным теплом,

Ты в холоде тьмы не забудешься сном,

Пока ржёт ночная кобыла.

 

Я знаю тебя вполовину души,

Но верю в тебя бесконечно.

Ты – самый звучащий в беззвучной тиши,

Ты ветру шагаешь навстречу.

Чьи руки сильны – тот и ринется в бой,

Чьё сердце горит – тот и солнце.

Слаба без тебя, но сгораю с тобой,

А тьма всё ехидно смеётся.

Ты шагом ли медленным или бегом

Пройдёшь за картонные двери,

За плоские тени на небе немом –

Они лишь театр, я верю.

Ты сердцем силён и ты знаешь себя,

Спасёшься, лишь только решившись…

Я помню, как в прошлом блуждала в тенях.

Я помню, как свечи манили меня.

Я слышу, как звёзды сегодня звенят.

 

Я прыгаю прочь с этой крыши.

 

Дом рядом с рощей

Помоги мне. Я снова хочу услышать твою музыку.

Пожалуйста, открой окно и укажи мне путь.

Играй, разыгрывайся, звучи – я на звук пойду,

Я уцеплюсь за него, я найду себя снова в этом звуке струн.

Я не могу так больше, и иногда мне кажется,

Что я разламываюсь на мелкие кусочки.

Пускай! А ты меня собери опять –

Играй, играй, задевай струны, оживляй ноты.

Внутри меня они звучат точно так же!

Можно не знать, но в шуме листвы

Мне иногда и правда кажется,

Что это снова играешь ты.

И когда я смотрю на небо,

Шумливое и молодое за верхушками деревьев,

Когда я иду там, где ты, наверное, не был –

Или не была, я не знаю, на самом деле, –

Тогда я снова словно слышу то же самое,

И странно – мне становится легче.

Наверное, в каждой роще главное –

Ее тихая, но такая ощутимая песня.

Чисто вымытые дождем улицы.

Голубое в разводах небо.

Мокрый шум золотой листвы.

Мостовая в осколках света.

И я вернусь, когда снова выхожу прочь;

Не думала, что привязана так прочно

К тому, по чему скучаю, если в ночь

Снова оказываюсь в твоей роще.

Руки и гриф в окне.

Шелест листвы и блики вокруг.

Я тебя не знаю, но твоя музыка мне

Помогает в трудную минуту, как лучший друг.

Ночь

Ночь вызывает меня на разговор. Она всегда задает тучу вопросов, на которые, кажется, сама знает ответ. Вот и снова она начинает. «Скажи, – спрашивает ночь зачем-то у меня, ничем не примечательного малюсенького человечка, – скажи, как далеко горят звезды? Видела ли ты, как я сегодня рисовала их на покрывале, спрятав розовое солнце за горизонтом? Скажи, зачем смотреть? Зачем ходить? Зачем закат? Зачем я?»

Она напоминает мне маленькую сестру, которая так же всегда спрашивает меня: «Скажи, что едят слоны? Что такое интернет? Куда уплывают облака?» Я стараюсь отвечать так, как могу, чтобы она меня поняла. Но вопросы Ночи – это что-то другое. Тут я могу даже промолчать и не ответить, и самое главное – найти ответ для себя и объяснить все самой себе.

Это отчего-то гораздо сложнее.

Я начинаю отвечать ночи: «Понимаешь, закат – это моя маленькая ответственность. Я человек-самолетик. И я должна видеть каждый закат и уносить его кусочек с собой. Иначе закаты умирают просто так, ни за что».

«Ты забираешь их себе? – спрашивает ночь. – Зачем тебе закаты? И что стало со вчерашним?»

Она спрашивает, и мне становится стыдно. Наверное, мое лицо сейчас приобретает цвет последних закатных лучей. Ведь я пропустила вчерашний закат.

«Было ли у тебя важное дело? Была у тебя причина? Так было нужно?»

И я молчу, а она своими наивно-ночными вопросами судит меня, сама того не зная. Или, может, она понимает все? И я отвечаю ей, что нет, нет, нет, и закат сегодня она убила зря, и я не бросила даже взгляда в окно и уж тем более не побежала на холм. Была ли на то причина? У меня нет оправдания, и я смолкаю.

А она стоит и улыбается мне.

«Знаешь ли ты, – говорит она, – что ни один закат не умирает зря? Завтра я уйду и отдерну покрывало. А ты – не пропусти зарю».

И мне сразу становится теплее и спокойнее. Бледная тонкая улыбка ночи лежит на боку и я смотрю на нее из окна. Я немного жду – всегда надо подождать – и теплая темнота окутывает меня, прячет под своим разукрашенным звездами покрывалом, и тепло становится не только на душе.

Завтра меня ждет рассвет. Спасибо тебе, Ночь, что припасешь его для меня.

Неопределенность

У меня есть черная футболка. Я купила ее, чтобы раскрасить акрилом.

Теперь это моя любимая футболка.

Но я так и не разрисовала ее. Почему? Тысяча причин. Все никак не могла определиться, что же нарисовать, порой находились более важные дела, приходила лень, потом не оказалось красок… К этому времени футболка уже перестала быть идеально чистой и новой, и даже немножко посерела.

Вот только эта футболка теперь, ни много ни мало, олицетворяет мои мечты. Все мои мечты разом! Я надеваю ее, когда хочу подумать, поразмышлять, и когда я не вижу себя ни в чем другом, кроме как в черной футболке. Просто черной футболке. Без всяких рисунков. Без всяких идей, которые кто-то пытается запихнуть в мою голову, или которые когда-то принадлежали мне, а теперь обратились багажом, который жаль выкинуть – и это все, что они из себя представляют теперь.

Без ничего. Вообще.

Я надеваю эту футболку и ухожу гулять.

Что угодно может появиться у меня в голове. Что-то задержится там надолго, что-то я смогу осуществить. На моей футболке – миллион фантазий, и в то же время – ни одной точки, ни одной линии, ни одного штриха. Ее жаль выкинуть, потому что это делает ее особенной. Она теперь слишком хороша. Она идеальна – это та футболка, на которой появляется все, что я захочу. Для меня. Только для меня одной.

Незачем пытаться что-то представить миру из себя, когда твои вкусы и мысли еще так разнообразны и постоянно меняются, пока ты молод. Но зато целый мир и все, что я люблю, есть на моей футболке. Внутри меня, не снаружи.

И я никогда не выброшу эту бесценную футболку, пока она не износится, никогда не закину ее как надоевшую или вышедшую из моего стиля на дальнюю полку. Это моя футболка. Мой экран желаний и фантазий, мой квадрат Малевича, моя вещь с логотипом всех любимых групп сразу.

Просто черная футболка.

И целый мир, который я могу в ней повидать, прежде чем увижу то, что по-настоящему хотела бы запечатлеть – когда-нибудь.

Сила фантазии

Мы так любим нырять в иные миры,

С ощущением реальности происходящего –

Ведь нам не хватает тех домов, что снесли,

Заменив их железобетонными башнями.

Мы мерзнем на холоде, таем в жару,

И нам неуютно среди тихой улицы.

Желая заполнить внутри пустоту,

Мы ждем, пока сказка в привычном почудится.

Мы любим движение пламенных строк,

Кипящую кровь на границе эмоций,

Рассветы, фантастику, комиксы, рок

И слишком большие размеры у порций.

Сбегаем, порвав на куски тишину,

В места, где вообще побывать невозможно.

И мы целый мир облекаем в мечту,

Ее создавая в душе осторожно.

Уносят нас краски нетленных картин,

Уносят журналы про чудные страны –

Подальше от криков, людей и машин,

Преобразив все, что было реальным.

Ты видишь животных среди облаков,

Ты мысленно красишь закатами небо,

И дом обращается царским дворцом,

И тортом – буханка хрустящего хлеба.

Мы что-то теряем; чего-то хотим,

Не видя вокруг воплощенья мечтаний.

Возводим воздушные замки свои

Из выросших в небо обыденных зданий.

И сердцу приятнее биться и жить,

И любим мы все, что вернет ему сказку.

Мечтателя в силах мечта примирить

С реальностью, словно теряющей краску.

ルイ・ヴィトンコピー ブランドコピー販売 スーパーコピー